Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

55 лет со дня смерти Анны Андреевны Ахматовой /23.06.1889. — 05.03.1966./

Как жизнь забывчива, как памятлива смерть...

/Анна Ахматова/




Л.Н.Гумилев прощается с матерью на Комаровском кладбище .
/10 марта 1966 года./


"В середине февраля ее выписали. На начало марта были с трудом добыты путевки в санаторий, для нее и ее близкой подруги Ольшевской. Эти двенадцать дней после выписки и до отъезда ей становилось то лучше, то хуже, вызывали неотложку, делали уколы, бегали за кислородными подушками. Однако и нескольких посетителей она смогла принять, и незначительные издательские и денежные дела уладить, а однажды мы вдвоем даже поехали на такси на прогулку. Было морозно, садилось солнце. Попросили шофера отвезти нас к Спасо-Андроникову монастырю. Такси было старое, воняло бензином. Улица, ведущая к монастырю, оказалась закидана глыбами льда, вероятно, недавно сколотого, машину стало трясти. Ахматова поморщилась, взялась рукой за сердце, я велел возвращаться. Она пососала нитроглицерин, шофер стал огибать белую монастырскую стену. Продолжая держаться за грудь, она сказала: "Могучая кладка, на века".

3 марта они с Ольшевской отправились в домодедовский санаторий под Москвой. Ехали двумя машинами, пригласили медсестру, я был "прислуга за все". Добрались, несмотря на сравнительно длинную дорогу и поломку в пути, без приступа. Санаторий был для привилегированной публики, с зимним садом, коврами, вышколенным персоналом — такой цековский второго сорта. К желтому зданию вели широкие ступени полукругом, упиравшиеся в белую колоннаду. Мы медленно по ним поднялись, она огляделась и пробормотала: "L'annee derniere a Marienbad". "В прошлом году в Мариенбаде" Роб-Грийе была чуть ли не последней книгой, которую она прочла. Это замечание перекликнулось с недавним о монастыре, и оба — с заявлением, которое она время от времени повторяла в последние годы: "В молодости я больше любила воду и архитектуру, а сейчас землю и музыку".

5-го я с букетиком нарциссов поехал туда опять — 3-го, прощаясь, мы условились, что я приеду переписать набело перед сдачей в журнал воспоминания о Лозинском: уже готовые вчерне, они требовали последней отделки и компоновки. Стоял предвесенний солнечный полдень, потом небо стало затягиваться серой пеленой — впоследствии я наблюдал, что так часто бывает в этот и соседние мартовские дни. Встретившая меня в вестибюле женщина в белом халате пошла со мной по коридору, говоря что-то тревожное, но смысла я не понимал. Когда мы вошли в палату, там лежала в постели, трудно дыша,— как выяснилось, после успокоительной инъекции — Ольшевская. Женщина в халате закрыла за мной дверь и сказала, что два часа назад Ахматова умерла. Она лежала в соседней палате, с головой укрытая простыней, лоб, когда я его поцеловал, был уже совсем холодный..."

/Анатолий Найман/


Смерть

I

Я была на краю чего-то,
Чему верного нет названья...
Зазывающая дремота,
От себя самой ускользанье...

II

А я уже стою на подступах к чему-то,
Что достается всем, но разною ценой...
На этом корабле есть для меня каюта
И ветер в парусах — и страшная минута
Прощания с моей родной страной.

III

И комната, в которой я болею,
В последний раз болею на земле,
Как будто упирается в аллею
Высоких белоствольных тополей.
А этот первый — этот самый главный,
В величии своем самодержавный,
Но как заплещет, возликует он,
Когда, минуя тусклое оконце,
Моя душа взлетит, чтоб встретить солнце,
И смертный уничтожит сон.

/Анна Ахматова/


140 лет со дня рождения Бориса Зайцева .



10 февраля 2021 года — 140 лет со дня рождения Бориса Константиновича Зайцева (10.02(29.01).1881, Орел, Российская империя – 28.01.1972, Париж, Франция), одного из самых известных прозаиков русского зарубежья.

Тихий, чистый, светлый — подобных эпитетов от критиков Борису Константиновичу Зайцеву за его долгую жизнь приходилось слышать и читать достаточно. Действительно, сквозь все испытания этот удивительный человек сумел пронести какую-то звенящую ноту доброты и восхищения перед своей Родиной, которую он так и не смог увидеть после выезда за границу в 1922 году...

Странник

После юга Париж нелегок. Всегда-то он холодноват и суховат, но после тишины, пустынных гор Вара шум, деловитость, грандиозный ход Парижа надо вынести. Вообще это город-учитель. Облик мира. Кто-то назвал "порог Вселенной". У него и поучиться.
Замечательно, что Париж, женщиною насыщенный, больше всего мужчина. В нем нет ни женственного, ни романтического. Он требует мужественности. Как на свои улицы, тускло блестящие под дождем, в изящных, точных линиях домов, серо-коричневых красках, так на своего человека Париж кладет чекан: рисунок его гибок, элегантен, остр. Непроницаемый человек. Учтивый, вежливый... огнеупорный.
В Провансе -- дома. Земля дымится поэзией. Мир -- друг. Господь спокойно говорит в церквах, звезды плывут по небу вольно, виноград, дикий укроп и тмин, лаванда -- это все твое, братские дары. Ты понимаешь собак и любишь цикад. Ты человек незащищенный, твое сердце все раскрыто -- четырем странам света, четырем великим ветрам.
Но Париж скажет, что земля не рай. Что ж, защищайся. И не страшись. Ты здесь неразличим, безвестен, угрожаем. Ничего. Иди...

Collapse )





Судак. Поход к источнику святого Георгия ( 2 ).

Ресницы, ресницы,
Склоненные ниц.
Стыдливостию ресниц
Затменные — солнца в венце стрел!
Сколь грозен и сколь ясен! —
И плащ его — был — красен,
И конь его — был — бел...

/"Георгий". Марина Цветаева./


Продолжаем подъем на Ай-Георгий. Кажется,что вершина горы совсем рядом...
VFL.RU - ваш фотохостинг

Collapse )

Старый Воронеж. Доходные дома В. А. Мачинской: ул.Цюрупы, №32,№34.

Все чуждо в доме новому жильцу.
Поспешный взгляд скользит по всем предметам,
чьи тени так пришельцу не к лицу,
что сами слишком мучаются этим.
Но дом не хочет больше пустовать.
И, как бы за нехваткой той отваги,
замок, не в состояньи узнавать,
один сопротивляется во мраке.
Да, сходства нет меж нынешним и тем,
кто внес сюда шкафы и стол, и думал,
что больше не покинет этих стен;
но должен был уйти, ушел и умер.
Ничем уж их нельзя соединить:
чертой лица, характером, надломом.
Но между ними существует нить,
обычно именуемая домом.

/Иосиф Бродский/


Улица Цюрупы проходит с востока на запад, от берега водохранилища до небольшого сквера при пересечении улиц Сакко и Ванцетти и Степана Разина. Возникла она в первой половине 18 столетия. В середине 1700-х годов улица играла важную роль, соединяя площадь у Петропавловской церкви и Попов рынок.

Два старинных дома расположены по красной линии улицы, с отступом друг от друга. Сооружены как доходные дома по проекту Я.И. Стрельцова: дом № 32 - в 1908-1909 годах, № 34 - в начале 1900-х годов. Здания принадлежали Варваре Алексеевне Мачинской, жене подполковника Петра Матвеевича Мачинского (впоследствии генерала).

Район, в котором расположены «Дома Мачинской», носит название «Акатово». Начало заселения этой части Воронежа относится к 1620 году, когда в полутора верстах от города был основан Алексеевский Акатов монастырь. Регулярная архитектурно-планировочная структура Акатова возникла в последней четверти 18 века.

Оба здания первоначально имели два этажа, третий надстроен предположительно в 1930-е годы. На втором этаже дома №32 был балкончик, к сожалению, он не сохранился. Оба здания - характерные образцы жилой застройки Воронежа начала XX века с однотипным плоскостным кирпичным декором фасадов в духе эклектики.

Трехэтажные, с полуподвалом здания из красного кирпича завершены вальмовой кровлей и обращены продольными фасадами к улице. Небольшие ризалиты с аттиками акцентируют среднюю и боковые части фасадов зданий. Средний ризалит дома № 34 выступает больше, чем № 32. Основу фасадного членения зданий образуют цоколь, горизонтальный руст первого этажа, междуэтажные карнизы и прямые аттики. Оконные проемы - с лучковыми перемычками и полуциркульные в ризалитах забраны в полуналичники на консольках. Стены украшены подоконными фризами с нишками. Входы в здания расположены в центральном ризалите.

В настоящее время в зданиях по ул. Цюрупы, 32, 34 расположены административные и общественные организации.





Поход в заказник Папая-кая на мыс Ай-Фока ( 2 ).

Воображаю грань крутую
и прихотливую яйлы,
и там -- таинственную тую,
а у подножия скалы --
сосновый лес... С вершины острой
так ясно виден берег пестрый,
хоть наклонись да подбери!

/Владимир Набоков/


Я продолжаю свой поход по мысу Ай-Фока.
VFL.RU - ваш фотохостинг

Collapse )

Поход в заказник Папая-кая на мыс Ай-Фока ( 1 ).

Давно хотел посетить мыс Ай-Фока. Где-то на мысе находятся руины древнего греческого монастырского храма. Итак, вперед, на поиски древнего храма.

Горный массив горы Папая-Кая и мыса Ай-Фока расположен на юго-восточном побережье Крыма в 5,5 км к юго-западу от с. Веселое, в 1 км к востоку от с. Морское, и в 13 км к западу от г. Судак.

Гора Папая-Кая –протяженная с севера на юг и изогнутая к западу гора высотой 319 м,соединяется на юге с горой Кечит-Вермез. Южную оконечность горы Папая-Кая образует выдающийся в Черное море мыс Ай-Фока. Это часть горного хребта Сонки-Сиртлар.Территория вытянута с северо-востока на юго-запад на 2,5 км, с юга на север на 1,5-1,8 км, занимая 550 га.Основные типы растительности на территории заповедника – можжевельник высокий, фисташка туполистная, сосна Станкевича.

Топонимика местности имеет греческие православные корни. Мыс Ай-Фока (святой Фока) назван в честь христианского святого мученика Фоки. Папая-Кая буквально переводится как «гора священника» .Папайа (греч.)–священный, Папайа-Кая-Священная скала. Папая-Кая, Панагианин-Каясы,Панея, Панайа, Панагии (с греч.)–пресвятая (эпитет Богородицы). Кая, Кае (тюрк.)–скала.

Кутлакская бухта.
VFL.RU - ваш фотохостинг

Collapse )


Прогулка Новый свет - Кутлакская бухта ( 5 )

Кутлакская бухта

Теряющимся в небе миражом
На горизонте мреет Аю-Даг,
Гостеприимной бухты окаем
И чайки восклицательный зигзаг…

Блаженный берег – страждущих приют!
Тем, кто устал от боли и тревог,
Здесь неизменно щедро раздают
Нектар лозы, целительный песок.

И море… Изумрудною стеной
Меж гор до неба предстает залив -
Сияющий, изменчивый, живой,
Собой все беды мира заслонив…

/Галина Мамаева/


Грозная скала "Секира" охраняет вход в Кутлакскую бухту.
VFL.RU - ваш фотохостинг

Collapse )

Прогулка Новый свет - Кутлакская бухта ( 1 )

Новый Свет

Все тихо… Лишь порой цикады слышен крик.

Да море о скалу плеснет своей волною.

Зажали весь залив гранитною клешнею

Громада Сокола и островерхий пик.

К заливу синему зеленый сад приник;

Пустынен гладкий пляж под острою горою,

Где лодок и сетей, застывших под водою,

В лазурном зеркале рисуется двойник.

Тропинки каменной крутые повороты

Ведут на дальний мыс, где сумрачные гроты,

Плющом увитые, уходят в недра скал.

А дальше за горой бескрайние просторы,

Тут моря плещется расплавленный металл,

И контур выгнутый синеет Ай-Тодора.

/Николай Лезин/



М. А. Сосногорова, путешественница и писательница, автор « Путеводителя по Крыму для путешественников» (пять изданий с 1871-го по 1990 год), писала о Новом Свете:

«Это замкнутое местечко точно в самом деле – маленький рай, по своей красоте и богатству растительности, и по мягкости температуры. Но оно, к сожалению, так же труднодоступно, как и рай, потому что сюда, кроме крутой тропы для пешеходов, другой дороги нет и сообщение с остальным миром отсюда может быть производимо только морем».

Как хорошо, что теперь Новый свет стал более доступен для посещения. Сразу от автостанции мы направляемся в сторону горы Караул-Оба.Наш путь лежит мимо имения князя Л.С.Голицына. Дворец с четырьмя башнями по углам, напоминает нам старинный рыцарский замок.

VFL.RU - ваш фотохостинг

Collapse )

НОВЫЙ СВЕТ. ЦЕЛЕБНЫЙ ИСТОЧНИК СВЯТОЙ АНАСТАСИИ (2)

Каждый раз, приезжая в Новый свет, я стараюсь сходить к источнику св.Анастасии. Так было и в этот раз...

С тропы открывается живописный пейзаж с видом на пос.Новый свет.


Collapse )


170 лет со дня рождения Василия Сурикова.

"Я, как и в молодости, продолжаю восхищаться огромным талантом Сурикова и уверен, что его значение в русском искусстве так же, как значение великого Иванова, Левитана, Серова, как многих истинных великих людей нашей родины, будет незыблемо, вечно".

(Михаил Нестеров)



В.И.Суриков.Автопортрет,1879г.


В 1900 году мэтр русской живописи В.И. Суриков отправился в Италию. Поехать уговорили дочери. Деньги были. Годом ранее император Николай II купил его картину «Переход Суворова через Альпы» за двадцать пять тысяч рублей – немыслимый гонорар для тех лет. Естественно, в маршруте поездки стояла и Венеция.

В этом городе Суриков уже был. В 1884 году он уже ездил в Италию вместе с женой и тогда ещё маленькими дочерьми. На этот раз Суриков путешествовал без супруги – умерла, двумя годами ранее. Смерть Елизаветы Августовны Василий Иванович переживал очень тяжело и, хотя боль утраты уже притихла, но всё же бродить по венецианским улочкам, где всё напоминало о более счастливых и веселых днях, наверное, было нелегко. Спасали Ольга и Елена. "Он с удовольствием смотрел на них, сидящих в гондолах, следил за ними, замирающими от ужаса, когда они осматривали каменные мешки темницы палаццо Дожей..." – вспоминала о деде Наталья Кончаловская в "Даре бесценном".

Какой художник да без мольберта? Конечно, таская дочерей по музеям и церквям, Василий Иванович, как и в предыдущую поездку, с удовольствием «работал акварели» – так он выражался. Позже, только что вернувшись в Москву, он сразу же напишет Александру, брату: «Я поработал в Италии акварели. Выставлю осенью».

[Spoiler (click to open)]
Базилика Сан-Марко на заснеженной пьяцце, которую Суриков написал в январскую поездку 1884 года, напоминала ему... Москву. "Общее впечатление от Св. Марка походит на Успенский собор в Москве: та же колокольня, та же и мощеная площадь. Притом оба они так оригинальны, что не знаешь, которому отдать предпочтение. Но мне кажется, что Успенский собор сановитее. Пол погнувшийся, точно у нас в Благовещенском соборе..." - писал он из-за границы своему учителю Павлу Чистякову.

Собор Св. Марка.1884 г.


"В Палаццо дожей я думал встретить всё величие венецианской школы, но Веронез в потолковых картинах как-то сильно затушевал их, так что его "Поклонение волхвов" в Дрездене осталось мне меркою для всех его работ, " – делился Суриков другими своими наблюдениями с Чистяковым. Конечно, восприятие живописи на стенах и потолках Дворца дожей у путешественника-художника и просто путешественника различно, первый смотрит зорким, профессиональным взглядом. "Смотрите, как он писал жемчуг, как маляр, – кружок и точка, кружок и точка!" – вспоминала Наталья Кончаловская о том, как Суриков рассматривал в Прадо полотна Тинторетто. И еще из воспоминаний Кончаловской: "Он наслаждался, рассматривая, как выписаны нос или ухо" у Тициана. Больше всех художников он ценил именно старых венецианцев, особенно Тициана и Тинторетто, утверждал Игорь Грабарь.

Венеция.Палаццо дожей. 1900 г.


Хаотичное нагромождение бело-охристых домиков обрывается прямо в темно-синие венецианске воды... Очень живописно и колоритно. Дома лепятся не на каком-то маленьком канальчике, водное пространство слишком обширно. Скорее всего, это где-то либо на Гранд-Канале, либо на берегах внешней Венеции...

Венеция.1900 г.


Истинный дар мастера цвета обнаруживается во всех акварелях связанных с путешествием художника по Италии. Тональное богатство акварельных красок, их легкость и прозрачность в передаче тончайших цветовых нюансов открывают перед художником колористические возможности отображения окружающего мира во всем его многоцветии.

Венеция. Палаццо Дорио. 1900.


Он находит новый живописный язык для правдивого показа натуры. В каждом отдельном листе этого цикла тонкая, светлая, синевато-сизая гамма словно мерцающих красок создает едва уловимую, зыбкую среду, пронизанную светом и воздухом.

Колизей,Рим,1884.


Изящество исполнения, изысканность колорита дают право считать итальянские работы художника лучшими произведениями акварельной живописи второй половины XIX века.

Помпея.Улица,1884.



На личных этапах эволюции творчества В. И. Сурикова в технике акварели — от восьмидесятых годов XIX века до первого десятилетия XX века в произведениях художника проявляется цельность живописного видения мира, большое колористическое мастерство. Подобно тому, как в камерных, изысканных, наполненных поэзией итальянских акварелях, в темпераментно исполненных, мажорных по звучанию работах испанского периода предстает самобытность Сурикова-акварелиста.


Римский карнавал, 1884