Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

105 лет со дня рождения народного артиста СССР Зиновия Ефимовича Гердта.



Я считаю своей задачей в искусстве научить кого-нибудь состраданию. Ради такого эпизода откажусь от большой роли. Есть идиотская фраза о том, что жалость может унизить. Это не так — «мирами правит жалость...»

Людей я люблю неприспособленных, не умеющих заводить нужные знакомства, немного чудаковатых, искренних, наделенных даром быть самими собой. Черты таких людей мне хочется передать в создаваемых образах, своими ролями защитить их, даже пожалеть. Такие люди есть вокруг нас. Они раскрываются не сразу, к ним надо присмотреться: ведь не в броской внешности дело — важно, что у тебя внутри. Такие люди почти всегда недовольны собой, достигнутыми результатами. А «комплекс полноценности» делает человека мертвым. Как только сочтешь какую-то свою работу достижением — остановишься, застынешь в неподвижности.

Достигнуть высоты, которая называется Искусством, — удел редкий, дар Божий. Достигал ли я сам этой высоты — не знаю. Искусство не имеет качеств, оно не бывает получше или похуже, оно или есть, или его нет. Бывает очень незаурядное ремесло, иногда встрепенешься — ах, как сыграно! — и тут же понимаешь, что до высоты далеко. «Хвалу и клевету приемли равнодушно...» Быть самим собой, жить как живешь — это само по себе уникально.

/Зиновий Гердт/


«Давай поедем в город...»

Давай поедем в город,
Где мы с тобой бывали.
Года, как чемоданы,
Оставим на вокзале.

Года пускай хранятся,
А нам храниться поздно.
Нам будет чуть печально,
Но бодро и морозно.

Уже дозрела осень
До синего налива.
Дым, облако и птица
Летят неторопливо.

Ждут снега, листопады
Недавно отшуршали.
Огромно и просторно
В осеннем полушарье.

И всё, что было зыбко,
Растрёпанно и розно,
Мороз скрепил слюною,
Как ласточкины гнезда.

И вот ноябрь на свете,
Огромный, просветлённый.
И кажется, что город
Стоит ненаселённый, —

Так много сверху неба,
Садов и гнёзд вороньих,
Что и не замечаешь
Людей, как посторонних...

О, как я поздно понял,
Зачем я существую,
Зачем гоняет сердце
По жилам кровь живую,

И что, порой, напрасно
Давал страстям улечься,
И что нельзя беречься,
И что нельзя беречься...

/Давид Самойлов/





В день памяти Юрия Визбора / 20.06.1934. - 17.09.1984./

"А будет это так..."

А будет это так: заплачет ночь дискантом,
И ржавый ломкий лист зацепит за луну,
И белый-белый снег падет с небес десантом,
Чтоб черным городам придать голубизну.

И тучи набегут, созвездьями гонимы.
Поднимем воротник, как парус декабря,
И старый-старый пес с глазами пилигрима
Закинет морду вверх при желтых фонарях.

Друзья мои, друзья, начать бы все сначала,
На влажных берегах разбить свои шатры,
Валяться б на досках нагретого причала
И видеть, как дымят далекие костры.

Еще придет зима в созвездии удачи,
И легкая лыжня помчится от дверей,
И, может быть, тогда удастся нам иначе,
Иначе, чем теперь, прожить остаток дней.





К 80 - летию Юрия Норштейна.

15 сентября 2021 года исполняется 80 лет Юрию Борисовичу Норштейну — выдающемуся советскому и российскому режиссеру, художнику, педагогу, автору культовых мультфильмов, вошедших в золотой фонд отечественной анимации. Среди них «Сказка сказок», «Ежик в тумане», «Цапля и журавль», «Лиса и заяц» и многие другие.



"Меня меньше всего интересует «хороший рисунок». Мне нужно, чтобы соотношения тепла, света в кинокадре совпадали с моим ощущением. Тогда это будет тот самый эскиз. Пусть это грязно, неряшливо, левой рукой нарисовано…
Высшее мастерство — это не умение нарисовать. Высшее мастерство — найти эти соотношения внутри изображения, чтобы дать сверхчувственную сторону кинокадра. А это относится не к области хорошего рисования…
В самом несовершенстве заключено нечто, что уходит за грань совершенного. Это как тончайшее лезвие бритвы: острие не имеет замера. И в такой момент случается то, что называют одержимостью, озарением. Нарисовать правильно гораздо легче, чем нарисовать несовершенно. К тому же внутренне, интуитивно я всегда чувствую, что совершенной вещи быть не может, поскольку сам мир таков. Он строится на несовершенстве, неравновесности своей.
На самом этом разрыве, разводке, между крайностями возникает какое-то напряженное поле, которое не относится уже к изображению, уходит за пределы его, становится энергией, воздухом, пространством.
Такое ощущение возникает, когда смотришь живопись. Ты видишь платье с тончайшими кружевами, но подходишь ближе и вдруг понимаешь, что кружева эти — бешеная игра кисти, на кончике которой тончайший слой краски. И кисть буквально проплясала тончайшее кружево. Происходит нечто совершенно иллюзорное. Хотя и иллюзорность здесь не то слово. Все находится на градусе исчезновения реальности и возвращения к ней.
Но это возможно и в кинематографе. Если бы не его ужасная болезнь материальности, которую нужно преодолеть, прорваться, чтобы выйти к какому-то чистейшему свету, чистейшему тону, когда из всех этих пятен, линий, из какого-то излучения, направленного в ту или иную сторону, из уплотнения частичек начнет в конце концов собираться что-то, что так сильно на тебя действует и неизобразимо по самой сути своей..."

/Юрий Норштейн/


«Сказка сказок».
Премия на XIII Всесоюзном кинофестивале в Душанбе, 1980 г.
«Гран-при» на МКФ в Лилле (Франция), 1980 г.
Премия Международной критики (ФИПРЕССИ), 1980 г.
Премия департамента Норд, 1980 г.
Приз Международной федерации киноклубов в Оберхаузене (ФРГ), 1980 г.
Диплом католического жюри, 1980 г.
«Гран-при» в Загребе на V МКФ, 1980 г.
I премия на МКФ в Оттаве (Канада), 1980 г.
I премия за лучший мультфильм на II Московском молодежном кинофестивале. Премия зрительского жюри, 1980 г.

Фильм признан «лучшим анимационным фильмом всех времен и народов» по результатам международного опроса, проведенного Академией Киноискусства совместно с АСИФА-Голливуд, Лос-Анджелес (США), 1984 г.




В день памяти Марины Цветаевой /8.10.1892. - 31.08.1941./

80 лет со дня смерти поэта.

М.Цветаева


“Идёшь, на меня похожий”

Идешь, на меня похожий,
Глаза устремляя вниз.
Я их опускала - тоже!
Прохожий, остановись!

Прочти - слепоты куриной
И маков набрав букет,
Что звали меня Мариной
И сколько мне было лет.

Не думай, что здесь - могила,
Что я появлюсь, грозя...
Я слишком сама любила
Смеяться, когда нельзя!

И кровь приливала к коже,
И кудри мои вились...
Я тоже была прохожий!
Прохожий, остановись!

Сорви себе стебель дикий
И ягоду ему вслед, -
Кладбищенской земляники
Крупнее и слаще нет.

Но только не стой угрюмо,
Главу опустив на грудь,
Легко обо мне подумай,
Легко обо мне забудь.

Как луч тебя освещает!
Ты весь в золотой пыли...
- И пусть тебя не смущает
Мой голос из под земли.





10 лет без Ии Саввиной / 2.03.1926. - 27.08.2011. /



- Ия – это великое явление, которое нельзя забывать. Другого определения к ней я подобрать не могу. Как сказал Достоевский о Пушкине: «Нам эту тайну не разгадать». Так вот, я на протяжении всей жизни не мог разгадать тайну Саввиной…

Она – умница, высокой культуры человек – никогда не лезла, где показуха и тусовка. Саввина представляла собой образец скромности при колоссальном таланте. Если бы она сыграла только одну «Даму с собачкой», это уже было бы достаточно. Воплотить на экране чеховскую героиню – тут одного таланта недостаточно, нужно еще иметь особый склад души.

/Валентин Гафт/





К 100 - летию со дня рождения Героя Советского Союза Лидии Литвяк.

Лидия Владимировна Литвяк – советский летчик-истребитель, командир авиационного звена, гвардии старший лейтенант, Герой СССР, занесена в Книгу рекордов Гиннеса как женщина-летчик, одержавшая наибольшее число побед в воздушных боях за всю историю боевой авиации. За 8 фронтовых месяцев отважная летчица совершила 168 боевых вылетов. Она сбила лично 12 немецких самолетов и четыре – в групповом бою,став одной из самых результативных летчиков-асов среди женщин. При этом воевала Лидия Литвяк только до 1 августа 1943 года. 1 августа 1943 В возрасте неполных 22 лет она погибла в бою над Миусским фронтом.

На капоте самолёта Лидии Литвяк по её просьбе была нарисована белая лилия, так она получила прозвище «Белая лилия Сталинграда».




Лидия Литвяк родилась 18 августа 1921 года в Москве. Как и многие в 30-е годы, увлеклась авиацией, став курсантом Кировского аэроклуба. После него были Херсонская авиационная школа и работа летчиком-инструктором в Калининской авиашколе, десятки часов налета и 45 обученных ею пилотов.

С первых дней войны Литвяк пыталась попасть на фронт. А когда узнала о том, что известная лётчица Герой Советского Союза Марина Раскова приступила к формированию женских авиаполков, быстро добилась своего.

Схитрив, ей удалось приписать к имевшемуся налёту 100 часов и получить назначение в авиагруппу Марины Расковой.

[Spoiler (click to open)]
В августе 1941 года Калининский аэроклуб эвакуировали в Куйбышевскую область. Лидия Литвяк рвалась на фронт. Она добилась своего и была зачислена пилотом в 586-й женский истребительный авиационный полк, который возглавляла Герой Советского Союза Марина Раскова.

Свой боевой путь Лидия начала на самолете Як-1 в августе 1942 года, прикрывая Саратов от налетов нацистской авиации, а уже в сентябре добилась перевода в 437 авиационный истребительный полк, защищавший небо Сталинграда.

10 сентября 1942 года, в составе того же полка, прибыла под Сталинград и за короткий период времени совершила 10 боевых вылетов.

В начале боевого пути


13 сентября, во втором боевом вылете по прикрытию Сталинграда, открыла свой боевой счёт. Сначала сбила бомбардировщик Ju-88, затем выручая свою подругу Раю Беляеву, у которой кончились боеприпасы, заняла её место и после упорного поединка подбила Ме-109.

В одном из первых боевых вылетов над Сталинградом Белой лилии удалось сбить два вражеских воздушных судна. Пилот второго немецкого истребителя был опытным летчиком и бился до последнего. Но в конце концов, его машина вспыхнула от пущенного Лидией снаряда и стремительно направилась в сторону земли, а летчик, выпрыгнувший с парашютом, был взят в плен. На допросе он попросил показать ему того, кто его сбил, и, увидев двадцатилетнюю девушку, пришел в ярость: «Зачем вы смеетесь надо мной? Я летчик, сбивший более тридцати самолетов. Я кавалер рыцарского креста! Не может быть, чтобы меня сбила эта девчонка! Тот летчик дрался мастерски». Но после того, как Лидия жестами показала известные только им двоим детали боя, он изменился в лице, снял с руки свои золотые часы (по другой версии, сорвал с груди многочисленные награды) и протянул ей, победительнице.Часы она не приняла...

Женское истребительное звено просуществовало недолго. Его командир, старший лейтенант Р. Беляева, вскоре была сбита и после вынужденного прыжка с парашютом долго лечилась. Вслед за ней выбыла из строя по болезни М. Кузнецова. В полку остались только 2 лётчицы: Л. Литвяк и Е. Буданова. Именно они достигли наивысших результатов в боях.22 декабря 1942 года,Лидия Литвяк была награждена медалью "За оборону Сталинграда".



Новыми боевыми победами была увенчана их слава и после перевода 8 января 1943 года в 296-й истребительный авиационный полк. К февралю Литвяк выполнила 16 боевых вылетов на сопровождение штурмовиков, разведку войск противника и прикрытие наших наземных войск.

Лётчицы 586 истребительного авиационного полка Лидия Литвяк, Екатерина Буданова, Мария Кузнецова (слева направо) у самолета ЯК-1.


Лидия поддерживала теплые дружеские взаимоотношения с летчицей Екатериной Будановой, с которой их свела судьба еще в начале боевого пути — в женском авиаполку Расковой — и уже не разлучала. С тех пор они всегда служили вместе и были лучшими подругами.



Лидия отличалась решительностью, хладнокровием, выносливостью и сноровкой: она буквально «умела видеть воздух», как говорил ее командир. Неслучайно ее называли «Дианой — богиней свободной охоты», а ее особый почерк в пилотировании сравнивали с чкаловским. Ее мастерством восхищались, радовались ее победам, поражались ее отчаянной смелости. Например, однажды Лидия вернулась на аэродром на изрешеченном немецкими снарядами самолете и с раной в ноге и, доложив об успешном выполнении задания и двух сбитых вражеских воздушных суднах, потеряла сознание. После этого боя мужчины-летчики признали ее настоящим асом.



За отличное выполнение заданий командования Лидия была зачислена в группу "свободных охотников"- особый знак летчика, которому разрешена «свободная охота» — особый вид боевых действий, в рамках которых истребитель не выполняет конкретное задание по прикрытию бомбардировщиков, или наоборот, защите от них, а летает, выслеживая одиночные вражеские самолеты и «охотясь» на них.

Советская летчица Лидия Литвяк у своего истребителя.


23 февраля 1943 года Лидия Литвяк получила боевую награду — орден Красной Звезды. В наградном листе отмечено, что защищая Сталинград Л. Литвяк закалилась в воздушных боях и для нее нет невыполнимых задач.



11 февраля 1943 года командир полка подполковник Н. И. Баранов повёл четвёрку истребителей в бой. И снова, как в сентябре 1942 года, Лида одержала двойную победу: сбила лично бомбардировщик Ju-88 и в группе - истребитель FW-190.

В одном из боёв её "Як" был подбит и Лидия совершила вынужденную посадку на вражеской территории. Выскочив из кабины она, отстреливаясь, бросилась бежать от приближающихся к ней немецких солдат.

Но расстояние между ними быстро сокращалось. Вот уже последний патрон остался в стволе... И вдруг над головами противника пронесся наш штурмовик. Поливая немецких солдат огнём, он заставил их броситься на землю. Затем, выпустив шасси, спланировал рядом с Лидой и остановился. Не вылезая из самолёта, лётчик отчаяно замахал руками. Девушка бросилась навстречу, втиснулась пилоту на колени, самолёт пошёл на взлёт и вскоре Лида была в полку...

1 августа 1943 года советские войска прорывались к Донбассу, и в районе реки Миус шли очень тяжелые бои.

9 самолетов Як-1 вылетели по тревоге на прикрытие наших наземных войск в район Мариновка, Степановка. Лидия Литвяк вела воздушный бой сначала с 4, а затем с 6 Ме-109. В результате ожесточенного неравного воздушного боя наши истребители сбили 1 Ме-109 и 1 Ю-88. Гвардии младший лейтенант Лидия Владимировна Литвяк с боевого задания не вернулась.

Свидетели последнего боя летчицы рассказывали, что видели, как ее самолет был подбит. Были организованы поиски, но они вскоре прекратились, и Лидию признали пропавшей без вести...



Белые пятна пятна в судьбе героической летчицы исчезли лишь в 1971 году, когда останки Лидии Литвяк обнаружили в братской могиле в селе Дмитровка Донецкой области. В ноябре 71-го в приказ Главного управления кадров о судьбе летчицы внесли изменение: «Пропала без вести 1 августа 1943 г. Следует читать: погибла при выполнении боевого задания 1 августа 1943 г.».

В 1990-м, гвардии младшему лейтенанту Лидии Литвяк посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Мемориальная плита на месте захоронения в селе Дмитровка Шахтёрского района Донецкой области.






20 лет без Станислава Ростоцкого / 21.04. 1922. — 10.08.2001. /

unnamed

Станислав Ростоцкий родился 21 апреля 1922 года в Рыбинске.С ранних лет увлекся кинематографом. Толчком стал просмотр картины Сергея Эйзенштейна «Броненосец «Потемкин». Будучи подростком, он пробился на кинопробы к режиссеру и даже был утвержден на эпизодическую роль в картине «Бежин луг».

В 1940 году Станислав Ростоцкий окончил школу и поступил в Институт философии и литературы. Он рассматривал это как подготовительный этап к поступлению в в Институт кинематографии. Планы Ростоцкого несколько спутала война. Хотя у него была болезнь позвоночника, но в феврале 1942 года он был призван в армию. Служил в 46-й запасной стрелковой бригаде. Затем, в сентябре 1943 года, попал на фронт - воевал гвардии рядовым в 6-м гвардейском кавалерийском корпусе. С боями прошел от Вязьмы до Ровно. 11 февраля 1944 года под городом Дубно (Ровенская область) Станислав Ростоцкий получил тяжелое ранение.

Он был госпитализирован сначала в Ровно, а затем в Москву, перенес несколько тяжелых операций. Ему ампутировали ногу. Позже ему был установлен протез, с которым он проходил всю жизнь. В августе 1944 года он был комиссован и признан инвалидом войны.

В сентябре 1944 года поступил в Институт кинематографии, который окончил в 1952-м, мастерская Г.М. Козинцева.В 1952 году получил направление на ЦКДЮФ имени М. Горького, где проработал всю жизнь.

Станислав Ростоцкий умер поздним вечером 10 августа 2001 года - за рулём собственного автомобиля по дороге из Высоцка в Выборг, куда он был приглашён в качестве почётного гостя на 9-й кинофестиваль "Окно в Европу". Когда до места назначения оставались считанные километры, Ростоцкий внезапно почувствовал резкую боль в груди и остановил машину...


Журавлиная песня

Может быть, пора угомониться,
Но я, грешным делом, не люблю
Поговорку, что иметь синицу
Лучше, чем грустить по журавлю.
Я стою, машу ему, как другу,
Хочется мне думать про него,
Будто улетает он не к югу,
А в долину детства моего.

Пусть над нашей школой он покружит,
Благодарный передаст привет,
Пусть посмотрит, все ли еще служит
Старый наш учитель или нет.
Мы его не слушались, повесы,
Он же становился всё белей...
Помню, как любил он у Бернеса
Песню всё про тех же журавлей...

Помню, мы затихли средь урока:
Плыл в окошке белый клин вдали...
Видимо, надеждой и упреком
Служат человеку журавли....

«Доживём до понедельника» — советский художественный фильм, снятый осенью 1967 — весной 1968 года режиссёром Станиславом Ростоцким. Три дня из жизни 9-го класса обычной советской средней школы...



От людей на деревне не спрятаться

От людей на деревне не спрятаться,
Нет секретов в деревне у нас,
Hе сойтись, разойтись, не сосвататься
В стороне от придирчивых глаз.
Hо не бойся тебя не обидим мы,
Hе пугайся земляк земляка,
Здесь держать можно двери открытыми,
Что надёжней любого замка.

За полями, садами, за пасекой
Не уйти от придирчивых глаз,
Тем, кто держит свой камень за пазухой,
Ох, и трудно в деревне у нас.

/Николай Доризо/

«Дело было в Пенькове» — советский полнометражный чёрно-белый художественный фильм, поставленный на Киностудии имени М. Горького в 1957 году режиссёром Станиславом Ростоцким по повести Сергея Антонова.



" — Здесь у меня болит, — он ткнул в грудь. — Здесь свербит, Рита. Так свербит!..
Положил ведь я вас, всех пятерых положил, а за что? За десяток фрицев?
— Ну, зачем так... Все же понятно, война.
— Пока война, понятно. А потом, когда мир будет? Будет понятно, почему вам умирать
приходилось? Почему я фрицев этих дальше не пустил, почему такое решение принял? Что
ответить, когда спросят что ж это вы, мужики, мам наших от пуль защитить не могли? Что ж это
вы со смертью их оженили, а сами целенькие? Дорогу Кировскую берегли да Беломорский канал?
Да там ведь тоже, поди, охрана, там ведь людишек куда больше, чем пятеро девчат да старшина с
наганом..
— Не надо, — тихо сказала она. — Родина ведь не с каналов начинается. Совсем не оттуда. А мы ее защищали. Сначала ее, а уж потом — канал..."

/Отрывок из повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие»./

Фильм «А зори здесь тихие» снят по одноимённой повести Бориса Васильева, который вышел 1972 году. Как впоследствии вспоминал сам режиссёр, лента была снята в память о медсестре, которая во время войны вынесла его с поля боя и спасла от смерти.



Песня композитора Андрея Петрова на слова поэта Татьяны Калининой под названием «Чужие выстрелы в лесу» была специально написана для фильма режиссера Станислава Ростоцкого «Белый Бим Черное ухо» (1977), но не вошла в окончательный вариант картины.

По мнению кинематографического начальства, пронзительная песня многократно усиливала трагедию финала фильма, поэтому подобный вариант концовки картины посчитали запредельным. Тем не менее, музыкальная тема песни звучит на протяжении всего фильма, в том числе и в его финале.

Чужие выстрелы в лесу,
Чужая память виновата,
Что чью-то новую утрату
Не отвела, не отвела.

Чужие выстрелы в лесу -
Последний миг твоей печали.
И вновь надежда и молчанье
Как два крыла, как два крыла.

И снова будет доброта
И светлый день, весенний день.
Земля, печалясь и любя,
Благословит тебя.

Чужие выстрелы в лесу,
Чужое эхо им ответом,
А память осенью и летом
Белым-бела, белым-бела.

"Это слово к маленьким людям, которые будут потом взрослыми, слово к взрослым, которые не забыли, что были когда-то детьми."

/Г. Н. Троепольский./



К столетию со дня смерти великого Энрико Карузо /1873 - 1921/




Cosi divento tutto piccolo
anche le notti la in America
ti volti e vedi la tua vita
come la scia di un'elica
ma, si, e la vita che finisce
ma lui non ci penso poi tanto
anzi si sentiva gia felice
e ricomincio il suo canto

И мелким и тусклым покажется
всё, даже ночи – там, в Америке.
Оглянись и поймёшь, что жизнь твоя -
это след на воде, за кормой ялика.
О! да, жизнь когда-то кончается…
Но он вовсе не думал об этом.
Напротив, в объятиях счастья,
он снова запел свою песню.

/Памяти Карузо./



Энрико Карузо — оперного драматического итальянского тенора, причисляют к чудесам 20 века. Тембр его голоса колоритен и неповторим. На его мастерстве воспитано множество знаменитых певцов всего мира. Пел певец в самых знаменитых театрах мира, собирая огромнейшие залы поклонников. Люди за сутки приходили к театру и занимали места, чтобы его послушать. Особенно почитаем он был в Америке, где часто выступал.
А в России за прекрасное пение он получил бриллиантовые запонки от самого императора! Огромный репертуар великолепного тенора включал главные партии ряда итальянских и французских опер. Карузо убедительно, ярко и красочно воплощал своих персонажей на сцене, его голос, имевший обширный диапазон, обладающий уникальным по красоте и сочности тембра и силе звука, поражал редкой проникновенностью и особенной теплотой.





130 лет со дня рождения прозаика и драматурга Бориса Лавренёва (1891 - 1959)



Человек удивительной судьбы, Б.А. Лавренёв (настоящая фамилия Сергеев) стал свидетелем и непосредственным участником драматических событий Октябрьской революции 1917 г., Гражданской войны. Личные переживания и экзистенциальные размышления на тему судьбы человека в переломное время легли в основу его литературных произведений.

Писателя привлекают острые социальные и политические вопросы, проблема места человека старой формации в «новом» мире, поиск смыслов искусства и судеб интеллигенции – так рождаются его повести и рассказы 1920-х годов «Сорок первый», «Полынь-трава», «Гравюра на дереве».


"Борис Андреевич, что вы считаете лучшим из своих произведений?
– Мне трудно ответить. Если хотите, я больше всего люблю «Сорок первый."

[Лавренев Б. А. Собр. соч. 1995:90].

Повесть Бориса Лавренева – один из краеугольных камней в актуальной части советского литературного наследия. История, рассказанная автором, трагична и проста: во время Гражданской войны по пескам Средней Азии движется отряд красных. Единственная девушка среди них – Марютка, снайпер отряда, имеет на счету сорок убитых ею белогвардейцев. В плен отряду попадает белый офицер, дворянин Говоруха-Отрок. Судьба заносит их двоих на необитаемый остров, чтобы подарить им недолгую пору счастья взаимной любви. Но при появлении на горизонте баркаса белых на какой-то момент девичью любовь побеждает классовый долг. Выполняя приказ, Марютка стреляет поручику в спину и в ужасе от содеянного оплакивает сорок первого.

"В образ Марютки целиком вошла девушка-доброволец одной из частей Туркфронта Аня Власова, часто бывавшая в редакции «Красной звезды» со своими необычайно трогательными, но нелепыми стихами, которые мной и цитированы без изменений в повести. А Говоруха-Отрок такой же реальный поручик, захваченный одним из наших кавалерийских отрядов в приаральских песках. Я и свел этих персонажей вместе, придумав робинзонаду на острове Барса-Кельмес."

[Лавренев Б. А. Собр. соч. 1995:460].


Борис Лавренев. "Сорок первый" : http://lib.ru/RUSSLIT/LAWRENEW/41.txt


Сорок первый (драма, реж. Григорий Чухрай, 1956 г.)



Памяти Петра Мамонова / 14.04.1951. - 15.07.2021. /

А чего я так боюсь смерти? Я ведь верю в Бога, и знаю, что после этой нас ждет другая жизнь. Мы подобны младенцу, который лежит в утробе матери. Он находится там 9 месяцев, среди кишок и жидкости. И думает – вот это жизнь! Потом он выскакивает оттуда и видит горы, леса, моря... Собаки бегают, лоси, волки... И чудесного отца рядом. Вот это настоящая жизнь! Я думаю, что-то подобное происходит и с нами после смерти.

В вечность мы возьмём то, что потрогать нельзя, — то, что уступили, простили, отдали.





Сердце чистое, чистое

высоко, высоко.

Мысли быстрые, быстрые,

и снега далеко

простираются внешние,

а внутри по песку

скачут пташечки вешние,

позабыв про тоску.

Скачут крошечки-мушечки,

берега, берега...

Я сижу на опушечке,

а спиною пурга.

Я стою у березоньки,

потихоньку пою.

Кто-то маленький розовый

слышит песню мою.

Хорошо мне по краюшку

проходить босиком.

Если это не рай еще,

то я с ним не знаком.

Я не ведаю Вечности,

да, и как я могу

посреди бесконечности

устоять на бегу?

/Пётр Мамонов/