Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Памяти павших.

22 июня

Не танцуйте сегодня, не пойте.
В предвечерний задумчивый час
Молчаливо у окон постойте,
Вспомяните погибших за нас.

Там, в толпе, средь любимых, влюблённых,
Средь весёлых и крепких ребят,
Чьи-то тени в пилотках зелёных
На окраины молча спешат.

Им нельзя задержаться, остаться -
Их берёт этот день навсегда,
На путях сортировочных станций
Им разлуку трубят поезда.

Окликать их и звать их - напрасно,
Не промолвят ни слова в ответ,
Но с улыбкою грустной и ясной
Поглядите им пристально вслед.

/Вадим Шефнер/





В день рождения Ганса Христиана Андерсена /02.04.1805. - 04.08.1875./



Умирающее дитя

Как устал я, мама, если бы ты знала!
Сладко я уснул бы на груди твоей…
Ты не будешь плакать? Обещай сначала,
Чтоб слезою щёчки не обжечь моей.
Здесь такая стужа, ветер воет где-то…
Но зато как славно, как тепло во сне!
Чуть закрою глазки — света сколько, света,
И гурьбой слетают ангелы ко мне...

/ Ганс Христиан Андерсен /


История одной матери

Мать пела у колыбели своего ребёнка; как она горевала, как боялась, что он умрёт! Личико его совсем побледнело, глазки были закрыты, дышал он так слабо, а по временам тяжело-тяжело переводил дух, точно вздыхал…

И сердце матери сжималось ещё больнее при взгляде на маленького страдальца.

Вдруг в дверь постучали, и вошёл бедный старик, закутанный во что-то вроде лошадиной попоны, — попона ведь греет, а ему того и надо было: стояла холодная зима, на дворе всё было покрыто снегом и льдом, а ветер так и резал лицо.

Collapse )


Борис Пастернак — Рождественская звезда.

Пастернак600.jpg

Стояла зима.
Дул ветер из степи.
И холодно было младенцу в вертепе
На склоне холма.

Его согревало дыханье вола.
Домашние звери
Стояли в пещере,
Над яслями теплая дымка плыла.

Доху отряхнув от постельной трухи
И зернышек проса,
Смотрели с утеса
Спросонья в полночную даль пастухи.

Вдали было поле в снегу и погост,
Ограды, надгробья,
Оглобля в сугробе,
И небо над кладбищем, полное звезд...

Collapse )





Прогулка по городу детства.

Я забыл погоду детства,
Теплый ветер, мягкий снег.
На земле, пожалуй, средства
Возвратить мне детство нет.

И осталось так немного
В бедной памяти моей –
Васильковые дороги
В красном солнце детских дней,

Запах ягоды-кислицы,
Можжевеловых кустов
И душистых, как больница,
Подсыхающих цветов.

Это все ношу с собою
И в любой люблю стране.
Этим сердце успокою,
Если горько будет мне.

/Варлам Шаламов/





180 лет со дня рождения Всеволода Владимировича Крестовского /1840-1895/



В начальный период своей литературной деятельности автор "Петербургских трущоб" писатель Всеволод Крестовский был известен в основном как начинающий поэт. Некоторые стихотворения Крестовского стали популярными городскими романсами («Под душистою ветвью сирени», «Прости, на вечную разлуку»),а баллада «Ванька-ключник» — известной народной песней.


Перед весною

Снег лежит еще на крышах,
Искрясь яркой белизной,
А уж в воздухе к полудню
Отзывается весной...

Так и тянет всё на солнце
Перейти, туда, где тает,
Где с морозцем легким ярко
Солнце щеки припекает.

И идешь - идешь и дышишь
Острым воздухом вольнее,
И на взгляд все лица кажут
Как-то лучше и добрее;

И идешь - и слух щекочет -
Будто звуков детских нега -
Звонкий шелест резвых капель
Хрупко тающего снега.


* * *

…Но боже! как забыть
Ту ночь туманную, когда в пустой аллее,
Склонясь плечом к плечу, мы медленно с ней шли:
Какой-то нежный звук едва дрожал вдали,
И что-то вторило в груди ему больнее…
А поле тусклое в серебряный туман
Вдали, как озеро разлившись, уходило –
И полная луна сквозь сеть ветвей скользила
По бледному лицу… и аромат полян
От скошенной травы струился негой зыбкой.
Вся ночь – один аккорд, один безмолвный хор!..
Мы шли – и теплился ее потухший взор
Такою тихою и доброю улыбкой…
И так понятен был мне смысл ее речей
Стыдливо-искренних, и робких, и тоскливых –
О, как бы я тогда в объятьях молчаливых
Всю горечь и любовь испил бы вместе с ней!..
Мне слез хотелося, и воли, и страданья,
Да смеху детского, да песен, да весны,
А кто-то всё шептал: ребяческие сны!..
Оставь, забудь ее… то глупые желанья!..


* * *

Я б ушел от вас на берег моря,
Где в раскатных звуках грохот льется,
И, созвучьям волн и леса вторя,
Всё бы пел, что на душе споется...
Я б глядел, как в вечер, над заливом
Млея, тает розовое солнце
И вдали янтарным переливом
Искрит ветхой хижины оконце,
Искрит в небе сетку стаи чаек,
Быстрый взмах широких, белых крылий,
А вблизи, дробясь в росе лужаек,
Золотит ковер душистых лилий.
Я набрал бы ракушек прибрежных
И, из горсти в горсть пересыпая.
Заигрался б в трелях ночи нежных,
Детский смех вдоль моря разливая...
Пусть бы люди проходили мимо,
Пусть ребенка звали б сумасшедшим, -
Что мне в них!.. зато душа незримо
Распростилась бы со злым прошедшим!
Надоел мне город ваш бездушный,
Ваша чинность, чопорность уборов,
Добрый нрав, мещанству лишь послушный.
Да и барабанный бой всех споров
В вольном духе о российском мире
С тайной жаждой теплого местечка
Да о том, что "дважды два - четыре,
А не стеариновая свечка!".
Надоели мне борьба за веру
В донкихотские свои затеи
И друзей, не выспавшихся в меру,
Все трансцендентальные идеи!


В День рождения Александра Грина.




"Лелейте мечты. Ведь запрещать мечту - значит не верить в счастье, а не верить в счастье - значит не жить".

/Александр Грин /



Дон-Кихот
(Гидальго-поэма)

Нет! Не умер Дон-Кихот!
Он — бессмертен; он живет!
Не разжечь ли в вас охоту
Удивиться Дон-Кихоту?!
Ведь гидальго славный жив,
Все каноны пережив!
Каждый день на Росинанте
Этот странный человек,
То — «аллегро», то — «анданте»,
Тянет свой почтенный век.
Сверхтяжелую работу
Рок дал ныне Дон-Кихоту:
Защищать сирот и вдов
Был герой всегда готов,
Но, когда сирот так много
И у каждого порога
В неких странах — по вдове,
Дыбом шлем на голове
Может встать — при всем желаньи
Быть на высоте призванья.
А гидальго — телом хил,
Духом — Гектор и Ахилл.
Он, к войскам не примыкая,
Не ложась, не отдыхая,
Сам-один — везде, всегда,
Где в руке его нужда;
Где о подвиге тоскуют —
Дон и Россинант рискуют.
Колдунов на удивленье
Производит вся земля;
Век шестнадцатый — в сравненьи
С нашим веком — просто тля.
О старинном вспомнить странно,
Дети — Астор и Мерлин;
Вот лежит в заре туманной —
Злой волшебник Цеппелин;
Дале — оборотней туча,
Изрыгая с ревом сталь,
Тяжковесна и гремуча,
На колесах мчится вдаль.
И — подобие дракона —
(а вернее — он и есть!)
Туча мрачная тевтона
Отрицает стыд и честь.
Там — разрушены соборы
Черной волей колдуна,
Там — везут солдаты-воры
Поезд денег и вина;
Там — поругана девица,
Там — замучена жена,
Там — разрушена больница,
И святыня — свержена!
А гидальго Дон-Кихот
Продолжает свой поход.
То разбудит часового
От предательского сна,
То эльзасская корова
Им от шваба спасена;
То ребенку путь укажет
Он к заплаканной семье,
То насильника накажет,
То проскочет тридцать лье
Под огнем, с пакетом важным,
То накормит беглеца,
То в бою лихом и страшном
В плен захватит наглеца…
Очень много дел Кихоту;
Там он — ранен, мертв он — тут;
Но — пошлет же Бог охоту —
Воскресает в пять минут!
Так, от века и до века,
Дон-Кихот — еще не прах;
Он — как сердце человека
В миллионах и веках.


95 лет со дня рождения Юрия Васильевича Бондарева.




Молитва

… И если на то будет Воля Твоя, то оставь меня на некоторое время в этой моей скромной и, конечно, грешной жизни, потому что в родной моей России я узнал много печали ее, но еще не узнал до конца земную красоту, таинственность ее, чудо ее и прелесть.

Но дано ли будет это познание несовершенному разуму?



СТЕПЬ

Иногда я пытаюсь вспомнить первые свои ощущения жизни, первые
прикосновения к миру, вспомнить с надеждой, что это может мне что-то
объяснить, возвратить меня в наивную пору счастливых удивлений, смутного
восторга и первой любви, вернуть то, что позднее, уже зрелым человеком,
никогда не испытывал так чисто и пронзительно.

Collapse )



Рождество 1963 / Иосиф Бродский /

Бродский.jpg

Волхвы пришли. Младенец крепко спал.
Звезда светила ярко с небосвода.
Холодный ветер снег в сугроб сгребал.
Шуршал песок. Костер трещал у входа.
Дым шел свечой. Огонь вился крючком.
И тени становились то короче,
то вдруг длинней. Никто не знал кругом,
что жизни счет начнется с этой ночи.
Волхвы пришли. Младенец крепко спал.
Крутые своды ясли окружали.
Кружился снег. Клубился белый пар.
Лежал младенец, и дары лежали.

<январь 1964>

В День рождения Даниила Хармса /30.12.1905-02.02. 1942/




Веселый старичок

Жил на свете старичок
Маленького роста
И смеялся старичок
Чрезвычайно просто:

«Ха-ха-ха
Да хе-хе-хе,
Хи-хи-хи
Да бух-бух!
Бу-бу-бу
Да бе-бе-бе,
Динь-динь-динь
Да трюх-трюх!»

Раз, увидя паука,
Страшно испугался,
Но, схватившись за бока,
Громко рассмеялся:

«Хи-хи-хи
Да ха-ха-ха,
Хо-хо-хо
Да гуль-гуль!
Ги-ги-ги
Да га-га-га,
Го-го-го
Да буль-буль!»

А увидя стрекозу,
Страшно рассердился,
Но от смеха на траву
Так и повалился:

«Гы-гы-гы
Да гу-гу-гу
Го-го-го
Да бах-бах!
Ой, ребята,
Не могу!
Ой, ребята,
Ах, ах!»

/1940/





Друзья, поздравляю вас с наступающим новым годом!

Свет отражает мир в глазах,
Свет оживает в образах,
Свет в наших мыслях и словах, -
Тех, что идут от сердца.
И, чтоб не потерять его,
Нам надо только и всего -
Жить на Земле, чтоб каждый мог
Тем светом отогреться.

С близким быть щедрей, не терять друзей,
Укрывать в ночи детей тёплым одеялом.
Дорожить добром, ждать гостей в свой дом,
И жалеть лишь об одном - Господи, как мало!