Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

К 100 - летию со дня рождения Героя Советского Союза Лидии Литвяк.

Лидия Владимировна Литвяк – советский летчик-истребитель, командир авиационного звена, гвардии старший лейтенант, Герой СССР, занесена в Книгу рекордов Гиннеса как женщина-летчик, одержавшая наибольшее число побед в воздушных боях за всю историю боевой авиации. За 8 фронтовых месяцев отважная летчица совершила 168 боевых вылетов. Она сбила лично 12 немецких самолетов и четыре – в групповом бою,став одной из самых результативных летчиков-асов среди женщин. При этом воевала Лидия Литвяк только до 1 августа 1943 года. 1 августа 1943 В возрасте неполных 22 лет она погибла в бою над Миусским фронтом.

На капоте самолёта Лидии Литвяк по её просьбе была нарисована белая лилия, так она получила прозвище «Белая лилия Сталинграда».




Лидия Литвяк родилась 18 августа 1921 года в Москве. Как и многие в 30-е годы, увлеклась авиацией, став курсантом Кировского аэроклуба. После него были Херсонская авиационная школа и работа летчиком-инструктором в Калининской авиашколе, десятки часов налета и 45 обученных ею пилотов.

С первых дней войны Литвяк пыталась попасть на фронт. А когда узнала о том, что известная лётчица Герой Советского Союза Марина Раскова приступила к формированию женских авиаполков, быстро добилась своего.

Схитрив, ей удалось приписать к имевшемуся налёту 100 часов и получить назначение в авиагруппу Марины Расковой.

[Spoiler (click to open)]
В августе 1941 года Калининский аэроклуб эвакуировали в Куйбышевскую область. Лидия Литвяк рвалась на фронт. Она добилась своего и была зачислена пилотом в 586-й женский истребительный авиационный полк, который возглавляла Герой Советского Союза Марина Раскова.

Свой боевой путь Лидия начала на самолете Як-1 в августе 1942 года, прикрывая Саратов от налетов нацистской авиации, а уже в сентябре добилась перевода в 437 авиационный истребительный полк, защищавший небо Сталинграда.

10 сентября 1942 года, в составе того же полка, прибыла под Сталинград и за короткий период времени совершила 10 боевых вылетов.

В начале боевого пути


13 сентября, во втором боевом вылете по прикрытию Сталинграда, открыла свой боевой счёт. Сначала сбила бомбардировщик Ju-88, затем выручая свою подругу Раю Беляеву, у которой кончились боеприпасы, заняла её место и после упорного поединка подбила Ме-109.

В одном из первых боевых вылетов над Сталинградом Белой лилии удалось сбить два вражеских воздушных судна. Пилот второго немецкого истребителя был опытным летчиком и бился до последнего. Но в конце концов, его машина вспыхнула от пущенного Лидией снаряда и стремительно направилась в сторону земли, а летчик, выпрыгнувший с парашютом, был взят в плен. На допросе он попросил показать ему того, кто его сбил, и, увидев двадцатилетнюю девушку, пришел в ярость: «Зачем вы смеетесь надо мной? Я летчик, сбивший более тридцати самолетов. Я кавалер рыцарского креста! Не может быть, чтобы меня сбила эта девчонка! Тот летчик дрался мастерски». Но после того, как Лидия жестами показала известные только им двоим детали боя, он изменился в лице, снял с руки свои золотые часы (по другой версии, сорвал с груди многочисленные награды) и протянул ей, победительнице.Часы она не приняла...

Женское истребительное звено просуществовало недолго. Его командир, старший лейтенант Р. Беляева, вскоре была сбита и после вынужденного прыжка с парашютом долго лечилась. Вслед за ней выбыла из строя по болезни М. Кузнецова. В полку остались только 2 лётчицы: Л. Литвяк и Е. Буданова. Именно они достигли наивысших результатов в боях.22 декабря 1942 года,Лидия Литвяк была награждена медалью "За оборону Сталинграда".



Новыми боевыми победами была увенчана их слава и после перевода 8 января 1943 года в 296-й истребительный авиационный полк. К февралю Литвяк выполнила 16 боевых вылетов на сопровождение штурмовиков, разведку войск противника и прикрытие наших наземных войск.

Лётчицы 586 истребительного авиационного полка Лидия Литвяк, Екатерина Буданова, Мария Кузнецова (слева направо) у самолета ЯК-1.


Лидия поддерживала теплые дружеские взаимоотношения с летчицей Екатериной Будановой, с которой их свела судьба еще в начале боевого пути — в женском авиаполку Расковой — и уже не разлучала. С тех пор они всегда служили вместе и были лучшими подругами.



Лидия отличалась решительностью, хладнокровием, выносливостью и сноровкой: она буквально «умела видеть воздух», как говорил ее командир. Неслучайно ее называли «Дианой — богиней свободной охоты», а ее особый почерк в пилотировании сравнивали с чкаловским. Ее мастерством восхищались, радовались ее победам, поражались ее отчаянной смелости. Например, однажды Лидия вернулась на аэродром на изрешеченном немецкими снарядами самолете и с раной в ноге и, доложив об успешном выполнении задания и двух сбитых вражеских воздушных суднах, потеряла сознание. После этого боя мужчины-летчики признали ее настоящим асом.



За отличное выполнение заданий командования Лидия была зачислена в группу "свободных охотников"- особый знак летчика, которому разрешена «свободная охота» — особый вид боевых действий, в рамках которых истребитель не выполняет конкретное задание по прикрытию бомбардировщиков, или наоборот, защите от них, а летает, выслеживая одиночные вражеские самолеты и «охотясь» на них.

Советская летчица Лидия Литвяк у своего истребителя.


23 февраля 1943 года Лидия Литвяк получила боевую награду — орден Красной Звезды. В наградном листе отмечено, что защищая Сталинград Л. Литвяк закалилась в воздушных боях и для нее нет невыполнимых задач.



11 февраля 1943 года командир полка подполковник Н. И. Баранов повёл четвёрку истребителей в бой. И снова, как в сентябре 1942 года, Лида одержала двойную победу: сбила лично бомбардировщик Ju-88 и в группе - истребитель FW-190.

В одном из боёв её "Як" был подбит и Лидия совершила вынужденную посадку на вражеской территории. Выскочив из кабины она, отстреливаясь, бросилась бежать от приближающихся к ней немецких солдат.

Но расстояние между ними быстро сокращалось. Вот уже последний патрон остался в стволе... И вдруг над головами противника пронесся наш штурмовик. Поливая немецких солдат огнём, он заставил их броситься на землю. Затем, выпустив шасси, спланировал рядом с Лидой и остановился. Не вылезая из самолёта, лётчик отчаяно замахал руками. Девушка бросилась навстречу, втиснулась пилоту на колени, самолёт пошёл на взлёт и вскоре Лида была в полку...

1 августа 1943 года советские войска прорывались к Донбассу, и в районе реки Миус шли очень тяжелые бои.

9 самолетов Як-1 вылетели по тревоге на прикрытие наших наземных войск в район Мариновка, Степановка. Лидия Литвяк вела воздушный бой сначала с 4, а затем с 6 Ме-109. В результате ожесточенного неравного воздушного боя наши истребители сбили 1 Ме-109 и 1 Ю-88. Гвардии младший лейтенант Лидия Владимировна Литвяк с боевого задания не вернулась.

Свидетели последнего боя летчицы рассказывали, что видели, как ее самолет был подбит. Были организованы поиски, но они вскоре прекратились, и Лидию признали пропавшей без вести...



Белые пятна пятна в судьбе героической летчицы исчезли лишь в 1971 году, когда останки Лидии Литвяк обнаружили в братской могиле в селе Дмитровка Донецкой области. В ноябре 71-го в приказ Главного управления кадров о судьбе летчицы внесли изменение: «Пропала без вести 1 августа 1943 г. Следует читать: погибла при выполнении боевого задания 1 августа 1943 г.».

В 1990-м, гвардии младшему лейтенанту Лидии Литвяк посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Мемориальная плита на месте захоронения в селе Дмитровка Шахтёрского района Донецкой области.






Легендарной «Катюше» – 80 лет !

14 июля 1941 г, впервые в бою применена знаменитая ракетная установка БМ-13,«Катюша».

Но на своей исторической родине в Воронеже боевая машина БМ-13,«Катюша» не удостоилась достойного памятника...

По началу осени 2018 года в Воронеже произошло событие, которое нельзя назвать ничем иным, как кощунством и надругательством над памятью о Великой Отечественной войне: в понедельник 10 сентября на территории бывшего экскаваторного завода имени Коминтерна (Московский проспект, 11), ныне принадлежащей ООО «Технопарк «Московский», был, мягко говоря, демонтирован, а, по сути, варварски разрушен монумент с надписью «Отдавших жизнь за Родину — помните!», воздвигнутый в честь погибших на фронте коминтерновцев.

Воронеж, где впервые в стране началось серийное производство боевых машин БМ-13 (легендарных «катюш»), грозному оружию победы не удосужились воздвигнуть достойного памятника.

Начатое в первый военный день 22 июня, производство самого грозного оружия Великой Отечественной войны — легендарных «катюш» — продолжалось в Воронеже до осени 1941 года.

На заводе имени Коминтерна в Воронеже были собраны первые боевые пусковые установки БМ-13, любовно прозванные советскими солдатами «Катюшами». В конце 1941 года 300 пусковых установок БМ-13, на каждой из которых стояло клеймо «К» воронежского завода имени Коминтерна, приняли участие в знаменитом контрнаступлении под Москвой.

Вместе с оборудованием эвакуированный за Урал и размещенный под Свердловском в поселке Малый Исток на территории предприятия «Уралэлектротяжмаш», воронежский завод имени Коминтерна в кратчайшие сроки возобновил производство и принял самое непосредственное участие в изготовлении 1711 «уральских» гвардии минометов из серии воронежских «катюш».

В 1960-е годы на территории завода имени Коминтерна, в послевоенное время освоившего выпуск экскаваторов, был установлен один из первых в стране памятников «катюше»: на скромный постамент с мемориальной доской была водружена стальная рама из нескольких направляющих рельсов пусковой установки БМ-13, которая исчезла с постамента после того, как экскаваторный завод в 2009 году прекратил свое существование.

Так раньше выглядел памятник "катюше" на заводе им. Коминтерна.




Памятника на территории завода больше нет! Совет ветеранов завода ещё в 2011 году передал установку БМ-13 (так официально именуется «катюша») городскому управлению культуры на время празднования 425-летия Воронежа. Потом она была передана общественной организации «Набат», которая занимается исторической реконструкцией.

Ракетная пусковая установка БМ-13 почему-то была установлена на грузовик ЗИС-151 (ЗиС-151 производился в Советском Союзе в 1948 — 1958 годах). После этого представлена на выставке боевой техники возле воронежского музея-диарамы под названием боевая машина реактивной артиллерии – сиречь как настоящая воронежская «катюша»...

Две пусковые установки БМ-13 -"воронежская катюша" в Воронеже (слева), и памятник настоящей «воронежской катюше» в Новосибирске (справа).


К нашим дням от того скромного памятника, что был в советское время установлен на закрытой в прошлом территории завода имени Коминтерна, остался только пьедестал, который ныне находится на пятачке напоминающем мусорную свалку и, по всей видимости, рано или поздно будет уничтожен...



Как ни печально, но в Воронеже – городе воинской славы России, по праву являющемся родиной легендарного оружия победы боевой машины БМ-13 – воронежская «катюша» не удостоена памятника, подобного тем, что установлены более чем в двух десятках населенных пунктов, жители которых возлагают цветы памяти к пьедесталам с установленными на них пусковыми установками БМ-13 самых разных модификаций. И в каждой из них живет частица души, вложенной воронежскими рабочими в производство первых «катюш»…

Collapse )





К 105 - летию со дня рождения Алексея Петровича Маресьева.

Алексей Петрович Маресьев (1916-2001 г.) - легендарный лётчик Великой Отечественной войны. Он стал прототипом героя повести Б.Полевого "Повесть о настоящем человеке" и фильма "Повесть о настоящем человеке" (1948 г, там он - Мересьев).

18 изнурительных суток добирался раненный в ноги лётчик до линии фронта, к своим. Ноги воспалились, началась гангрена. Он был в таком тяжёлом состоянии, что его собирались везти в морг, но на пути встретился профессор и приказал везти на операционный стол.

Жизнь была спасена, но ноги - ампутированы в области голени (а ему - только 26). Невероятная сила духа, желание вновь вернуться в строй помогли совершить подвиг: без ног, на протезах научился не только ходить, но и управлять боевым самолётом! Уже после ампутации он смог сбить 7 вражеских самолётов. В августе 1943 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.



В июне 1943 года руководство Комиссии по истории Великой Отечественной войны АН СССР запланировало поездку научных сотрудников в расположение 3-й гвардейской истребительной авиационной дивизии с целью взять интервью у наиболее отличившихся летчиков-истребителей. Никто не мог предвидеть, что среди опрошенных будет Алексей Петрович Маресьев (1916-2001) - безногий летчик, будущий Герой Советского Союза. Сотрудники комиссии были первыми, кто подробно записал рассказ Маресьева о пережитом. Это документ потрясающей человеческой силы.

Стенограмма беседы с гвардии лейтенантом 63-го гвардейского истребительного авиаполка 3й гвардейской истребительной авиадивизии Маресьевым Алексеем Петровичем, 1916 года рождения. Кандидат в члены партии. Заместитель комэска. Награжден орденом Красного Знамени.

Беседу на одном из боевых аэродромов проводила научный сотрудник Комиссии Е.М. Грицевская, стенографировала О.В. Крауз.

ДО ВОЙНЫ. "НАТАСКАЛИ В АЭРОКЛУБ ГОРЮЧЕГО..."

Collapse )





Возвратились порохом пропахшие. Не вернулись без вести пропавшие...



В мае исполнилось 86 лет одному из старейших воронежских поэтов Михаилу Каменецкому. Он не следует за веяниями времени, но всегда опирается на прожитое и увиденное, на пережитое — и должное.

Его стихи о войне, многие из которых написаны в прошлые десятилетия, поражают достоверностью изображения и безукоризненной чистотой чувства. В прежние годы они казались одними из многих лирических произведений на эту тему, не особенно выделяясь из общего ряда. Но сегодня, когда память и забвение вступили как будто в последнюю решающую схватку, час этих строк не только наступил, но и обозначился как главный для их понимания, как самый важный для потерявшегося русского человека наших дней...


Возвратились порохом пропахшие.

Не вернулись без вести пропавшие

из Москвы и Нижнего Тагила,

в безымянных спящие могилах,

утонувшие во мраке ночью,

минами разорванные в клочья

или в танках факелом сгоравшие…

Не вернулись без вести пропавшие.

Не запомнила имен История

тех, что пеплом стали в крематориях.

И не встретить поименно в святцах

всех, замученных на апельплатцах.

Всенародно чтим и помним павших,

но обходим без вести пропавших

из боязни — мост доверья тонок —

может, он предатель и подонок.

Только в праведность любимых веря,

женщины, надежды не теряя,

ждут, когда уходит, догорая,

осень и зима роняет перья.

Ждут глухою ночью, утром ранним

не пришедших, где-то прахом ставших,

обойденных славой и вниманьем.

Ждут родимых, без вести пропавших.

Вдруг из той безвестности унылой

доберется в сумке почтальона

имя, возвращенное могилой

павшего в атаке батальона.

И промолвит женщина седая:

— Вот и отыскался, слава Богу!

И впервые хату покидая,

соберется в дальнюю дорогу.


Collapse )





В День защитника отечества.

Семен Гудзенко.jpg

Моё поколение

Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели.
Мы пред нашим комбатом, как пред господом богом, чисты.
На живых порыжели от крови и глины шинели,
на могилах у мертвых расцвели голубые цветы.

Расцвели и опали... Проходит четвертая осень.
Наши матери плачут, и ровесницы молча грустят.
Мы не знали любви, не изведали счастья ремесел,
нам досталась на долю нелегкая участь солдат.

У погодков моих ни стихов, ни любви, ни покоя -
только сила и зависть. А когда мы вернемся с войны,
все долюбим сполна и напишем, ровесник, такое,
что отцами-солдатами будут гордится сыны.

Ну, а кто не вернется? Кому долюбить не придется?
Ну, а кто в сорок первом первою пулей сражен?
Зарыдает ровесница, мать на пороге забьется,-
у погодков моих ни стихов, ни покоя, ни жен.

Кто вернется - долюбит? Нет! Сердца на это не хватит,
и не надо погибшим, чтоб живые любили за них.
Нет мужчины в семье - нет детей, нет хозяина в хате.
Разве горю такому помогут рыданья живых?

Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели.
Кто в атаку ходил, кто делился последним куском,
Тот поймет эту правду,- она к нам в окопы и щели
приходила поспорить ворчливым, охрипшим баском.

Пусть живые запомнят, и пусть поколения знают
эту взятую с боем суровую правду солдат.
И твои костыли, и смертельная рана сквозная,
и могилы над Волгой, где тысячи юных лежат,-
это наша судьба, это с ней мы ругались и пели,
подымались в атаку и рвали над Бугом мосты.

...Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели,
Мы пред нашей Россией и в трудное время чисты.

А когда мы вернемся,- а мы возвратимся с победой,
все, как черти, упрямы, как люди, живучи и злы,-
пусть нам пива наварят и мяса нажарят к обеду,
чтоб на ножках дубовых повсюду ломились столы.

Мы поклонимся в ноги родным исстрадавшимся людям,
матерей расцелуем и подруг, что дождались, любя.
Вот когда мы вернемся и победу штыками добудем -
все долюбим, ровесник, и работу найдем для себя.

/Семён Гудзенко/


Ю.Левитанский

Моё поколение

И убивали, и ранили
пули, что были в нас посланы.
Были мы в юности ранними,
стали от этого поздними.
Вот и живу теперь - поздний.
Лист раскрывается - поздний.
Свет разгорается - поздний.
Снег осыпается - поздний.
Снег меня будит ночами.
Войны снятся мне ночами.
Как я их скину со счета?
Две у меня за плечами.
Были ранения ранние.
Было призвание раннее.
Трудно давалось прозрение.
Поздно приходит признание.
Я все нежней и осознанней
это люблю поколение.
Жестокое это каление.
Светлое это горение.
Сколько по свету кружили
Вплоть до победы - служили.
После победы - служили.
Лучших стихов не сложили.
Вот и живу теперь - поздний.
Лист раскрывается - поздний.
Свет разгорается - поздний.
Снег осыпается - поздний.
Лист мой по ветру не вьется -
крепкий, уже не сорвется.
Свет мой спокойно струится -
ветра уже не боится.
Снег мой растет, нарастает -
поздний, уже не растает.

/Юрий Левитанский/


Давид самойлов.jpg

Слава Богу !

Слава богу! Слава богу!
Что я знал беду и тревогу!
Слава богу, слава богу —
Было круто, а не отлого!

Слава богу!
Ведь все, что было,
Все, что было,- было со мною.
И война меня не убила,
Не убила пулей шальною.

Не по крови и не по гною
Я судил о нашей эпохе.
Все, что было,- было со мною,
А иным доставались крохи!

Я судил по людям, по душам,
И по правде, и по замаху.
Мы хотели, чтоб было лучше,
Потому и не знали страху.

Потому пробитое знамя
С каждым годом для нас дороже.
Хорошо, что случилось с нами,
А не с теми, кто помоложе.

/Давид Самойлов/


16 ноября 1920 года из Крыма ушел последний корабль с остатками Русской армии.

Всех убиенных помяни, Россия,
Егда приидеши во царствие Твое...


ИВАН САВИН

Ты кровь их соберёшь по капле, мама,
И, зарыдав у Богоматери в ногах,
Расскажешь, как зияла эта яма,
Сынами вырытая в проклятых песках.

Как пулемёт на камне ждал угрюмо,
И тот, в бушлате, звонко крикнул: "Что, начнём?"
Как голый мальчик, чтоб уже не думать,
Над ямой стал и горло проколол гвоздём.

Как вырвал пьяный конвоир лопату
Из рук сестры в косынке и сказал: "Ложись",
Как сын твой старший гладил руки брату,
Как стыла под ногами глинистая слизь.

И плыл рассвет ноябрьский над туманом,
И тополь чуть желтел в невидимом луче,
И старый прапорщик во френче рваном,
С чернильной звёздочкой на сломанном плече

Вдруг начал петь - и эти бредовые
Мольбы бросал свинцовой брызжущей струе:
Всех убиенных помяни, Россия,
Егда приидеши во царствие Твое...

/Иван Савин/


"Посмотри - душа седая в двадцать три...", - написал Иван Савин в 1922 году.
Хотя судьба не предвещала ему никаких потрясений: юноша-финн Иван Саволаин готовился пойти по стопам либо деда-моряка Йохана Саволайнена, либо отца-нотариуса. Но маленький городок Зеньков на Полтавщине оказался в центре революционного урагана.

С ранних лет Савин тянулся к творчеству, в одиннадцать лет написал первое стихотворение, в четырнадцать — первые статьи и рассказы, опубликованные в местной прессе

"Окончив в 1919 году Зеньковскую мужскую правительственную гимназию... выдержав экзамен на аттестат зрелости... я был зачислен в число студентов Харьковского императорского университета, но вступил добровольно в ряды Добровольческой армии, в которой и сделал южно-русскую, кавказскую и крымскую кампании...", - напишет он в своих воспоминаниях. Служил вольноопределяющимся во 2м и 3м кавалерийских полках генерала Деникина, участвовавших в боях на Дону и Кубани. Воевал в Крыму, в 3-м сводно-кавалерийском полку и в эскадроне 12-го уланского Белгородского полка...

Первым из их дружной семьи погиб младший брат Николай, служивший в Синих кирасирах; ему едва минуло 15 лет. Сводный брат Борис был убит красными под Каховкой. Братьев Михаила и Павла, артиллеристов, большевики расстреляли в Симферополе. Две сестры умерли от лишений и голода. А Иван, заболев тифом, осенью 1920 года попал в плен к красноармейцам...

В ноябре 1920 года, когда Красная армия заняла Крым,Иван Савин находился в лазарете, больной тифом, попал в плен к красным и чудом избежал расстрела, испытав издевательства, голод и холод (все это он потом описал в автобиографической повести «Плен»). Пройдя через тюрьмы и отделы ЧК, в 1921 году Савину удалось перебраться в Петроград и оттуда вместе с отцом, благодаря финскому происхождению, эмигрировать в Финляндию весной 1922 года.

Автобиографическая повесть "Плен": https://libcat.ru/knigi/proza/russkaya-klassicheskaya-proza/77765-ivan-savin-plen.html

Дмитрий Белюкин - "Белая Россия. Исход".



12 АВГУСТА - ДЕНЬ ПАМЯТИ МОРЯКОВ АТОМНОЙ ПОДЛОДКИ «КУРСК».

20 лет назад, 12 августа 2000 года, произошла самая страшная катастрофа в истории российского подводного флота — в Баренцевом море погибла атомная подводная лодка К-141 «Курск». По официальной версии, произошел взрыв одной из торпед, от которого сдетонировали другие боеприпасы.
23 уцелевших моряка собрались в девятом кормовом отсеке и до конца боролись за жизнь, как их учили с первых дней службы. Они надеялись на спасение, но оно так и не пришло. Все 118 моряков и офицеров на борту Курска погибли.

Экипаж подлодки "Курск" на праздновании Дня ВМФ, 30 июля 2000 года.

Уходим под воду
В нейтральной воде.
Мы можем по году
Плевать на погоду,
А если накроют -
Локаторы взвоют
О нашей беде:
Спасите наши души!
Мы бредим от удушья.
Спасите наши души,
Спешите к нам!
Услышьте нас на суше -
Наш SOS все глуше, глуше,
И ужас режет души
напополам!

/Владимир Высоцкий/




100 лет со дня рождения Давида Самойлова /1920-1990/

david_samoylov


Мне выпало счастье быть русским поэтом

Мне выпало счастье быть русским поэтом.
Мне выпала честь прикасаться к победам.

Мне выпало горе родиться в двадцатом,
В проклятом году и в столетье проклятом.

Мне выпало все. И при этом я выпал,
Как пьяный из фуры, в походе великом.

Как валенок мерзлый, валяюсь в кювете.
Добро на Руси ничего не имети.


Звезда

Зима. Среди светил вселенной

Звезда, как камень драгоценный.

Я звёздной карты не знаток,

Не знаю, кто она такая.

Против меня передовая

Глядит на северо-восток.

И я, солдат двадцатилетний,

Счастливый тем, что я есть я.

В болотах Волховского фронта

Расположилась наша рота,

И жизнь моя, и смерть моя.

Когда дойдёт звезда до ветки,

Когда вернутся из разведки

И в маскхалатах пробегут

На лыжах в тыл, придёт мне смена,

Настанет, как обыкновенно,

Блаженный сон на сто минут.

Но я ещё вернусь к рассвету

На пост. Звезду увижу эту.

Она как свет в окне жилья.

Не знаю, кто она такая,

Зачем она стоит, сверкая

И на меня покой лия.





Перебирая наши даты

Перебирая наши даты,
Я обращаюсь к тем ребятам,
Что в сорок первом шли в солдаты
И в гуманисты в сорок пятом.

А гуманизм не просто термин,
К тому же, говорят, абстрактный.
Я обращаюсь вновь к потерям,
Они трудны и невозвратны.

Я вспоминаю Павла, Мишу,
Илью, Бориса, Николая.
Я сам теперь от них завишу,
Того порою не желая.

Они шумели буйным лесом,
В них были вера и доверье.
А их повыбило железом,
И леса нет - одни деревья.

И вроде день у нас погожий,
И вроде ветер тянет к лету...
Аукаемся мы с Сережей,
Но леса нет, и эха нету.

А я все слышу, слышу, слышу,
Их голоса припоминая...
Я говорю про Павла, Мишу,
Илью, Бориса, Николая.





Участник ВОВ, кавалер ордена Красной Звезды и орденов Славы, Алексей Макарович Смирнов /1920-1979/

А.Смирнов.jpg

100-летию со дня рождения любимого актера посвящаю!

Мы знаем этого человека по его комичным персонажам в кино. А кто знает о его прошлой жизни, той фронтовой героической. Любимый актер был отважным и доблестным солдатом, одним из тех, кто подарил нам право на жизнь ! Алексей Макарыч прошёл всю Великую Отечественную войну и служил не абы где, а в войсковой разведке. Он командовал огневым взводом в 169-м минометном полку. Прошел путь от рядового до лейтенанта. Сам неоднократно ходил в тыл врага. Кавалер двух орденов Славы, кавалер Ордена Красной Звезды, был награжден медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги».

Наградной лист к приказу по третьей артиллерийской дивизии от 15 сентября 1944 года кратко «сопровождает» первый орден Славы Алексея Макаровича: «20 июня 1944 года в районе высоты 283 противник силою до 40 гитлеровцев атаковал батарею. Товарищ Смирнов, воодушевляя бойцов, бросился в бой, отбил нападение гитлеровцев. На поле боя осталось 17 немцев, сам лично взял в плен 7 гитлеровцев...»

Можно только представить тот бой. Четырехорудийная минометная батарея вряд ли насчитывала больше полутора десятков бойцов. Да и в контратаки ходить - не артиллерийский хлеб. А уж как в рукопашном бою можно в одиночку «повязать» сразу семерых - вряд ли объяснят нынешние мастера восточных единоборств.

Вторую «Славу» он получил за бой близ деревни Посташевице. Минометчиков, видимо, пехота не прикрывала, да и какое прикрытие в наступлении? Вновь была немецкая атака, рукопашный и - скупые строки в наградном листе: «Товарищ Смирнов с тремя бойцами бросился на немцев и лично из автомата убил трех гитлеровцев и двух взял в плен. 22 января 1945 года, несмотря на интенсивный ружейно-пулеметный и артиллерийско-минометной обстрел, с расчетом переправил на себе миномет на левый берег реки Одер, в этом бою было уничтожено две пулеметные точки и двадцать гитлеровцев».

На себе зимой перетащить вплавь 120-миллиметровый ствол с чугунной плитой и минами - это как? Одер, между прочим, не самая узкая речушка...

Вот таким, оказывается, отчаянным бойцом был наш любимый артист Алексей Смирнов. Жаль, что узнали мы об этом совсем недавно - он о войне никогда не говорил...

Многие помнят его легендарную роль авиатехника Макарыча в фильме «В бой идут одни «старики»» или хулигана Феди в фильме «Операция Ы и другие приключения Шурика». В общей сложности актер за свою жизнь снялся почти в 70 фильмах. Не все роли были главные, но даже эпизоды с Алексеем Макаровичем дорогого стоят — цитаты его героев очень быстро становились народными!





10 мая 2019 года Юлии Владимировне Друниной исполнилось бы 95 лет.



А всё равно
Меня счастливей нету,
Хотя, быть может,
Завтра удавлюсь...
Я никогда
Не налагала вето
На счастье,
На отчаянье,
На грусть.

Я ни на что
Не налагала вето,
Я никогда от боли не кричу.
Пока живу — борюсь.
Меня счастливей нету,
Меня задуть
Не смогут, как свечу.

***

Сердце словно опалило –
Седина в висках.
Прошлое рекой уплыло,
Но душа в слезах.
В бой за Родину солдаты
Шли за шагом шаг.
Верили в Победу свято –
Не сломил их враг.
Стон стоял по всей России:
Голод, пытки, страх.
Смерть косой людей косила
В сёлах, городах.
Отступали в сорок первом
С ужасом в груди:
– Автоматы, танки, где вы?
С чем же в бой идти?
Погибали в мясорубке:
Фрицы шли стеной
Но не знали немцы русских,
Ждал их страшный бой.
За берёзы и пригорки,
За родимый дом.
За Кавказ, Кубань и Волгу,
За великий Дон.
Всем солдатам воевавшим
Низкий наш поклон...
По солдатам, в битве павшим, –
Колокольный звон...

Прощание

Тихо плакали флейты, рыдали валторны,
Дирижеру, что Смертью зовется; покорны.
И хотелось вдове, чтоб они замолчали —
Тот, кого провожали, не сдался б
печали.
(Он войну начинал в сорок первом,
комбатом,
Он комдивом закончил ее в сорок пятом.)
Он бы крикнул, коль мог:
— Выше голову, черти!
Музыканты, не надо подыгрывать смерти!
Для чего мне рапсодии мрачные ваши?
Вы играйте, солдаты,солдатские марши!

Тихо плакали флейты, рыдали валторны,
Подошла очень бледная женщина в черном.
Всё дрожали, дрожали припухшие губы,
Всё рыдали, рыдали военные трубы.
И вдова на нее долгим взглядом
взглянула:
Да, конечно же, эти высокие скулы!
Ах, комдив! Как хранил он поблекшее
фото
Тонкошеей девчонки, связистки из роты.
Освещал ее отблеск недавнего боя
Или, может быть, свет, что зовется
любовью.
Погасить этот свет не сумела
усталость...
Фотография! Только она и осталась.
Та, что дни отступленья делила с
комбатом,
От комдива в победном ушла сорок пятом,
Потому что сказало ей умное сердце:
Никуда он не сможет от прошлого деться

О жене затоскует, о маленьком сыне...
С той поры не видала комдива доныне,
И встречала восходы, провожала закаты
Все одна да одна — в том война
виновата...
Долго снились комдиву припухшие губы,
Снилась шейка, натертая воротом грубым,
И улыбка, и скулы высокие эти!..
Ах, комдив! Нет без горечи счастья на
свете!.
А жена никогда ни о чем не спросила,
Потому что таилась в ней умная сила,
Потому что была добротою богата,
Потому что во всем лишь война
виновата...

Чутко замерли флейты, застыли валторны,
И молчали, потупясь, две женщины в
черном.
Только больно и громко два сердца
стучали
В исступленной печали, во вдовьей
печали...

/Юлия Друнина/



Юлия Друнина читает "Прощание".