antiguo_hidalgo (antiguo_hidalgo) wrote,
antiguo_hidalgo
antiguo_hidalgo

Categories:

Юлия Друнина / 10 мая 1924 — 21 ноября 1991 /

Ю.Друнина.jpg

Я ушла из детства в грязную теплушку,
В эшелон пехоты, в санитарный взвод.
Дальние разрывы слушал и не слушал
Ко всему привыкший сорок первый год.
Я пришла из школы в блиндажи сырые,
От Прекрасной Дамы в "мать"
и "перемать"
Потому что имя ближе, чем "Россия",
Не могла сыскать.

/1942/


Когда началась Отечественная война, в шестнадцатилетнем возрасте записывается в добровольную санитарную дружину при РОККе (Районное общество Красного Креста) и работает санитаркой в глазном госпитале. Участвует в строительстве оборонительных сооружений под Можайском, попадает под бомбежку и, выполняя свои прямые обязанности, становится санитаркой пехотного полка. Воевала, была ранена. После ранения была курсантом Школы младших авиаспециалистов (ШМАС), после окончания которой получает направление в штурмовой полк на Дальнем Востоке. Всеми силами рвется на фронт. Получив сообщение о смерти отца, едет на похороны по увольнению, но оттуда не возвращается в свой полк, а едет в Москву, в Главное управление ВВС. Здесь, обманув всех, получает справку, что отстала от поезда, едет на Запад.

В Гомеле получает направление в 218-ю стрелковую дивизию. Снова была ранена. После выздоровления пыталась поступить в Литературный институт, но ее постигла неудача. Возвращается в самоходный артполк. Звание - старшина медслужбы, воюет в Белорусском Полесье, затем в Прибалтике. Контузия, и 21 ноября 1944 получает документ "...негоден к несению военной службы".


Я родом не из детства — из войны.
И потому, наверное, дороже,
Чем ты, ценю я радость тишины
И каждый новый день, что мною прожит.

Я родом не из детства — из войны.
Раз, пробираясь партизанской тропкой,
Я поняла навек, что мы должны
Быть добрыми к любой травинке робкой.

Я родом не из детства — из войны.
И, может, потому незащищённей:
Сердца фронтовиков обожжены,
А у тебя — шершавые ладони.

Я родом не из детства — из войны.
Прости меня — в том нет моей вины...


Приехав в Москву, Юлия начинает посещать занятия в Литературном институте. В 1945 году были опубликованы ее стихи в журнале «Знамя», в 1947 году она была принята в Союз писателей. В 1950-1980-х годах выходят сборники ее стихов: «Разговор с сердцем», «Ветер с фронта», «Современники», «Тревога», «В двух измерениях», «Я родом из детства», «Окопная звезда», «Не бывает любви несчастливой», «Бабье лето», «Солнце – на лето». Юлия Друнина пробовала себе в прозе – написала повесть «Алиска», автобиографическую повесть «С тех вершин…».

Поэты — люди с обнаженной совестью, с обостренным чувством добра и зла, чутко реагирующие даже на чужую боль. А когда больно всему народу, когда беда — со всей страной, — поэтам больнее всего. В считанные дни до распада Советского Союза Юлия Друнина принимая решение уйти из жизни. Своему другу, Владимиру Савельеву, оставляет предсмертную записку:
«... Почему ухожу? По-моему, оставаться в этом ужасном, передравшемся, созданном для дельцов с железными локтями мире такому несовершенному существу, как я можно только имея крепкий личный тыл... А я к тому же потеряла два своих главных посоха — ненормальную любовь к старокрымским лесам и потребность «творить»... Правда, мучает мысль огрехе самоубийства, хотя я, увы, неверующая. Но если Бог есть, он поймет меня... /20.11.91 г/».

Похоронена рядом с мужем кинодраматургом Алексеем Каплером в поселке Старый Крым.Их общая могила находится на обширной полянке, под большим и раскидистым деревом, состоящим из нескольких стволов соединенных почти возле самой земли в единый ствол. Наверняка, и здесь есть своя символика — символика вечного объединения, вечной любви.


Старый Крым — последняя обитель,
Черный камень — все как в страшном сне...
Не судите, люди, не судите:
Здесь лежать положено и мне.
Tags: Великой Победе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments