antiguo_hidalgo (antiguo_hidalgo) wrote,
antiguo_hidalgo
antiguo_hidalgo

Памяти Народного артиста СССР Владимира Зельдина / 10 февраля 1915 — 31 октября 2016 /

ДОН КИХОТ - НАВСЕГДА!

В.Зельдин

Монолог Дон Кихота от Владимира Зельдина.

"Я прожил почти полвека и видел жизнь такой, какова она есть, - страдания, нищета, безудержная жестокость. Я слышал песни гуляк в трактирах и стоны нищих на улицах. Я был солдатом и видел, как мои товарищи погибали на поле боя или медленно умирали под бичом надсмотрщика в Алжире. На моих руках встречали они смерть. Все они принимали жизнь такой, какова она есть, и все они умирали в отчаянии, бесславной, недостойной смертью. В их глазах было смятение, и с уст их срывался лишь один вопрос: "Почему?" Нет, они не спрашивали, почему умирают. Они спрашивали, почему им так плохо жилось. Кто ответит? Что такое безумие, когда весь мир похож на сумасшедший дом, где люди страдают от одиночества, хотя проще всего было бы помочь друг другу! Предаваться мечтам – да, это, вероятно, безумие. Но мечта – это надежда разума. Безумие отказаться от неё! Искать сокровища там, где есть только мусор, - безумие. Выбросить жемчужину только потому, что она из навозной кучи – тоже безумие. А самое худшее безумие – видеть жизнь только такой, какова она есть, не замечая того, какой она должна быть!"



Дух захватывает, когда подумаешь, что для народного артиста СССР Владимира Зельдина революционные события 1917 года, Гражданская война, новая экономическая политика, коллективизация, Великая Отечественная, годы оттепели, крушение СССР - это не страницы учебника истории, а факты собственной биографии.

"Мое поколение, - говорит Владимир Михайлович, - прошло огонь, воду и медные трубы". Несмотря на свои годы , Владимир Зельдин безумно влюблен в жизнь и каждый вечер, выходя на сцену, говорит зрителям: "Добрый день, дорогие моему сердцу ЛЮДИ!"

- Владимир Михайлович, почему все-таки "люди", а не "зрители"? - Почему Люди? Потому что есть еще и нелюди, есть чудовища, которые совершают поступки, не похожие на человеческие. Например, изготовляют недоброкачественные лекарства или реставрируют износившиеся, отслужившие свой век части самолетов, продавая их, как новые. У моего "Человека из Ламанчи" есть мудрые слова: "Деньги мне не принесли ничьей любви. Даже дочерней".

Я вот живу в России. Мне бывает больно за то, как мы к ней относимся. Как-
то Мария Владимировна Миронова, которая часто бывала у нас в гостях, сказала: "О какой демократии мы говорим? Демократия - это дисциплина исполнения всех законов и прежде всего своих обязанностей". А сейчас - полная воля, что хочу - то и творю. Я думаю, что "чувство дома", это прежде всего чувство ответственности за свою землю перед потомками.

Ну, как мог Никита Сергеевич Хрущев вот так взять и "подарить" Крым?! В этой земле ведь лежат русские кости: Когда делаешь такой глобальный поступок, надо всегда не забывать, кто лежит в земле, кто не пришел с полей сражений. Вы же знаете историю, там воевали Потемкин, Корнилов, Нахимов, Ушаков: Севастополь - это же исконно русский город, при чем тут Украина? Хотя украинцы - наши братья. Россия, Украина, Белоруссия всегда были вместе. Печально, что вся Европа объединяется, обустраивая свой общий дом, а мы разъединяемся. Только в объединении сила.

Все остальное - амбиции, политика. - Ваше детство пришлось на революционные годы. Вы их помните? - Я помню, что жил в большой благополучной семье. Это важно, потому что именно семья дает нравственную базу. Мама была учительницей, а отец - музыкантом, окончившим Московскую консерваторию. Отец никогда не курил, не пил, зато был очень увлечен своей профессией. Мама занималась хозяйством, нами. В материальном отношении было сложновато: музыканты ведь зарабатывают немного.

- Вы в детстве были шалопаем? - Я плохо учился. Но любимые предметы были - литература, физкультура и военное дело. Школа ведь была другая, чем сейчас: никто не курил, на папиросы не было денег, и кроме того, это очень каралось. Слова "наркотик" и вовсе не знали. В нашей 502-й школе на Таганке были танцевальный, драматический кружки, организовывались спортивные бригады, класс зимой выезжал на лыжные прогулки. Дети были между собой в материальном отношении равны - никого после уроков на автомобилях не забирали.

- Но ездили в школу на извозчиках? - Больше на трамваях, хотя тогда, кстати, извозчики еще были. Я ведь застал еще Москву без машин. Вспоминаю с теплотой то время и те взаимоотношения.

Какие-то они были очень чистые. Несмотря на то, что родился я в Тамбовской области, мое дошкольное детство прошло в основном в Твери. В тверском клубе показывались кинокартины. Например, "Леди Пикфорд". Стоил поход пять копеек, и это было такое счастье: пойти в кино! Там же, на большой сцене, шли различные антрепризы, например, приезжали выдающиеся актеры братья Роберт и Рафаил Адельгейм. Я помню, как смотрел спектакли "Отелло", "Ревизор", "Проделки Скапена". И все это потому только, что папа выступал со своим оркестром в антракте и перед началом представления.

Причем музыка оркестра, играющего перед спектаклем, ничего общего с постановкой не имела. Папа дирижировал "Евгения Онегина" Чайковского, а когда открывался занавес, начинался "Ревизор". Мне в 5 - 6 лет все это было интересно, но не более того: ряженые и разукрашенные люди разговаривали на сцене. Актером я никогда не хотел стать. Да и отец тоже был категорически против этой профессии, так как знал, что она связана с конкуренцией, завистью, с богемной жизнью, атрибутом которой являются выпивки. Так что я стал актером до известной степени случайно. Поступать хотел в хореографическое училище: я был очень музыкальный, хорошо двигался, танцевал. И когда ребята из школы собирались у кого-нибудь дома, то я обязательно устраивал им импровизированное представление.

Они хохотали, меня это раззадоривало, появлялся азарт. Но уже в школе я стал заниматься в драматическом кружке. У нас организовывались концертные бригады класса - ездили в обеденный перерыв выступать на фабрики, заводы перед рабочими. Все это было частью идеологической работы по воспитанию молодежи.

Кстати о воспитании: В нашей школе один майор так преподавал военное дело и военную историю, что увлек своей идеей всю школу, которая стала военизированной.

И даже была введена специальная военная форма. Нам пообещали, что мы будем участвовать в военном параде на Красной площади. Мы долго репетировали и действительно участвовали. Это было где-то в 1927 или в 1928 году:

- А какие настроения витали в вашем институте в годы репрессий? - Никаких экстремальных событий не было, но хорошо помню, как в 1934 или 1935 году с курса исчезал то один студент, то другой. Неосторожно рассказанный анекдот мог послужить причиной путешествия в места отдаленные. Уже существовали осведомители. Страха не было, но было непонимание: и верилось, и не верилось.

На сообщение о расстреле Тухачевского и вовсе разводили руками. Но большинство политических событий из-за отсутствия объективной информации воспринималось как позитивные для страны явления. Я не был ни пионером, ни комсомольцем, ни членом партии. Хотя приглашали, но у меня было убеждение, что человек, занимающийся творчеством, должен быть свободен от всяческих рамок, уставов, партийных постановлений. А о карьере никогда не думал. В своем родном театре Красной, Советской, а ныне Российской армии служу более 60 лет и ни разу не был у начальника театра, никогда не просил ни зарплаты, ни званий. Работал потихоньку:

- При работе в кино вам приходилось скакать на лошади по горным ущельям. Навыки езды верхом приобретали в институте? - Верно. Меня по дружбе устроили заниматься в Манеж имени Буденного. В нашей группе ездили Вася Сталин и сыновья Микояна - очень симпатичные ребята. У Васи Сталина были такие смешные веснушки. Он приходил в манеж в военной фуражке, гимнастерке и сапогах. Очень был скромный парень.

- Видимо, эти занятия и помогли вам при работе над фильмом "Свинарка и пастух"?

- Благодаря этому фильму я остался жив. Мои сверстники, одногодки перебиты, мне было 26 лет в 1941 году. Но еще до войны Иван Пырьев стал снимать картину "Свинарка и пастух" на Домбае. Мы уже должны были из Кабардино-Балкарии возвращаться домой, а тут - война. Все в шоке. Разумеется, съемочная группа распалась, все мобилизовались в военные школы. А потом неожиданно вышло постановление правительства "продолжать съемки", так как картина несла большое идеологическое звучание, и всем мужикам дали бронь. Снимали на ВДНХ.

- Говорят, что у Пырьева был сложный характер. Как у вас складывались отношения? - Характер и вправду сложный. У него было много врагов и много друзей, но он был удивительно смелым человеком, достаточно эрудированным, прямым, умеющим выступать. Никаких дипломатий, рубил с плеча правду-матку. Пырьев умел привлекать к себе людей, это был человек большого обаяния. Ко мне всегда относился с большой теплотой, так как это было мое первое погружение в мир кино. Он никогда на меня не кричал.

- А было за что? - Конфузы были. Помню, как в Белом зале Дома кино мы записывали песню "Хорошо на московских просторах:" Пульт, микрофон, дирижер... Вступает оркестр, и я, молодой и зеленый, думаю: "Как же я смогу перепеть оркестр?!" И как закричу в микрофон во всю глотку. И вдруг вижу: из зала бежит Иван Пырьев.

Я испугался, что он меня сейчас убьет, сжался: А он, мгновенно оценив ситуацию, очень тихо спрашивает: "Володя, а чего ты так орешь? Ты пой нормально, не форсируй, у тебя же микрофон есть!"

- Владимир Михайлович! Вы на сцене такой темпераментный, и в компании первый "заводила". Вот в Анапе на "Киношоке", например, все, помню, кутались в куртки, а вы посмеивались и один рассекали холодные волны туда-
сюда.

В чем секрет вашего долголетия творческого и человеческого?
- Кто его знает? Живу, работаю потихоньку. Могу и выпить немножко. Правда, не курю, даже в юности не курил. Мой любимый сок - вишневый. Фрукты люблю, сладкое. Но ограничиваю себя: Во всем надо знать меру. Хочется кофе - выпей, но не полный стакан.

Хочется сладкого - съешь, но не весь кусок. Наша профессия - это постоянное самоограничение плюс эмоциональность, темперамент, обаяние и возбудимость.

Мне ничего не стоит с температуры 36,6 взвинтить себя до 3...,0. Но это уже актерская техника:

- Ваше амплуа на театре - "герой-любовник". А в жизни? - Когда я заканчивал училище, мой педагог просил меня не забывать о своем "редком амплуа". И я действительно переиграл в театрах такие роли, как Фердинандо ("Коварная любовь"), Теодоро ("Собака на сене"), играл в комедиях Шекспира. Мне постоянно приходилось объясняться в любви на сцене. Но и в моей собственной жизни женщины сыграли большую роль. Благодаря им, женщинам, меня, например, утвердили в тот же фильм "Свинарка и пастух". Иван Александрович Пырьев со мной очень много работал, репетировал и даже снял финал фильма.

А потом собрал всех гримерш, костюмерш, женскую массовку в просмотровый зал и показал им мой материал и материалы других претендентов. Женщины меня единодушно поддержали, и Пырьев утвердил. Так что женщины всегда ко мне относились трогательно.

- Философия вашего Дон Кихота часто вам помогала? - Очень часто. У меня в спектакле есть монолог, очень мне близкий: "Я прожил более полувека и видел жизнь такой, какая она есть: Голод, страдания, нищета, безудержная жестокость. Я слышал песнь гуляк в трактирах, стоны нищих на улицах, я был солдатом и видел, как мои товарищи погибали на поле боя и медленно умирали под мечом надсмотрщика... Они спрашивали, почему нам так плохо живется? Кто ответит, что такое безумие, когда весь мир похож на сумасшедший дом, когда люди страдают от одиночества? Хотя проще было бы помочь друг другу: Предаваться мечтам - это, наверное, безумие. Но мечта - это надежда Разума. Безумие отказываться от нее. Искать сокровища там, где есть только мусор - наверное, безумие. Но выбросить жемчужину только потому, что она - из навозной кучи, тоже безумие... Но самое худшее безумие - это видеть мир таким, какой он есть, не замечая того, каким он должен быть!" Я подарю вам фразу, которая меня самого в жизни неоднократно спасала.

Если у вас когда-нибудь возникнут проблемы, вспомните слова моего героя: "Не называй своим ничего, кроме своей Души. Станет все то, что жалко отдать, обузою на пути:" (Все равно что "не убий", "не укради" - не находите?).

Этот спектакль о человечности, доброте, милосердии, от которых мы отвыкли. Поэтому я и произношу каждый раз со сцены: "Добрый день, дорогие моему сердцу ЛЮДИ!"


Tags: Чтобы помнили
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments