January 24th, 2018

День памяти поэта Владимира Николаевича Соколова / 18 апреля 1928 - 24 января 1997 /



Под деревом ночным, шумящим,
Под ветром и дождем не сильным –
Себя запомнить заносящим
В блокнот карандашом чернильным
И шум листвы, и эту осень
Войны, и это ощущенье,
Что сам себя в блокнот заносит
Дождь, не имеющий значенья.
Под деревом ночным, шумящим
Не понимать – какое чудо
Быть настоящим, уходящим
Невесть куда, как весть отсюда.
Но и не уходить, а, слезы
Сдержав мальчишески жестоко,
Сидеть, не изменяя позы,
И видеть, как шумит широко
Дождь, принимающий участье
В стихах, чтоб дольше сохранились,
Чтоб эти буквы, хоть отчасти,
Полиловели и расплылись.
Под деревом ночным, шумящим...
Под деревом ночным, шумящим...
О, под дождем, так бившим гулко
По ржавым крышам переулка!


170 лет со дня рождения Василия Сурикова.

"Я, как и в молодости, продолжаю восхищаться огромным талантом Сурикова и уверен, что его значение в русском искусстве так же, как значение великого Иванова, Левитана, Серова, как многих истинных великих людей нашей родины, будет незыблемо, вечно".

(Михаил Нестеров)



В.И.Суриков.Автопортрет,1879г.


В 1900 году мэтр русской живописи В.И. Суриков отправился в Италию. Поехать уговорили дочери. Деньги были. Годом ранее император Николай II купил его картину «Переход Суворова через Альпы» за двадцать пять тысяч рублей – немыслимый гонорар для тех лет. Естественно, в маршруте поездки стояла и Венеция.

В этом городе Суриков уже был. В 1884 году он уже ездил в Италию вместе с женой и тогда ещё маленькими дочерьми. На этот раз Суриков путешествовал без супруги – умерла, двумя годами ранее. Смерть Елизаветы Августовны Василий Иванович переживал очень тяжело и, хотя боль утраты уже притихла, но всё же бродить по венецианским улочкам, где всё напоминало о более счастливых и веселых днях, наверное, было нелегко. Спасали Ольга и Елена. "Он с удовольствием смотрел на них, сидящих в гондолах, следил за ними, замирающими от ужаса, когда они осматривали каменные мешки темницы палаццо Дожей..." – вспоминала о деде Наталья Кончаловская в "Даре бесценном".

Какой художник да без мольберта? Конечно, таская дочерей по музеям и церквям, Василий Иванович, как и в предыдущую поездку, с удовольствием «работал акварели» – так он выражался. Позже, только что вернувшись в Москву, он сразу же напишет Александру, брату: «Я поработал в Италии акварели. Выставлю осенью».

[Spoiler (click to open)]
Базилика Сан-Марко на заснеженной пьяцце, которую Суриков написал в январскую поездку 1884 года, напоминала ему... Москву. "Общее впечатление от Св. Марка походит на Успенский собор в Москве: та же колокольня, та же и мощеная площадь. Притом оба они так оригинальны, что не знаешь, которому отдать предпочтение. Но мне кажется, что Успенский собор сановитее. Пол погнувшийся, точно у нас в Благовещенском соборе..." - писал он из-за границы своему учителю Павлу Чистякову.

Собор Св. Марка.1884 г.


"В Палаццо дожей я думал встретить всё величие венецианской школы, но Веронез в потолковых картинах как-то сильно затушевал их, так что его "Поклонение волхвов" в Дрездене осталось мне меркою для всех его работ, " – делился Суриков другими своими наблюдениями с Чистяковым. Конечно, восприятие живописи на стенах и потолках Дворца дожей у путешественника-художника и просто путешественника различно, первый смотрит зорким, профессиональным взглядом. "Смотрите, как он писал жемчуг, как маляр, – кружок и точка, кружок и точка!" – вспоминала Наталья Кончаловская о том, как Суриков рассматривал в Прадо полотна Тинторетто. И еще из воспоминаний Кончаловской: "Он наслаждался, рассматривая, как выписаны нос или ухо" у Тициана. Больше всех художников он ценил именно старых венецианцев, особенно Тициана и Тинторетто, утверждал Игорь Грабарь.

Венеция.Палаццо дожей. 1900 г.


Хаотичное нагромождение бело-охристых домиков обрывается прямо в темно-синие венецианске воды... Очень живописно и колоритно. Дома лепятся не на каком-то маленьком канальчике, водное пространство слишком обширно. Скорее всего, это где-то либо на Гранд-Канале, либо на берегах внешней Венеции...

Венеция.1900 г.


Истинный дар мастера цвета обнаруживается во всех акварелях связанных с путешествием художника по Италии. Тональное богатство акварельных красок, их легкость и прозрачность в передаче тончайших цветовых нюансов открывают перед художником колористические возможности отображения окружающего мира во всем его многоцветии.

Венеция. Палаццо Дорио. 1900.


Он находит новый живописный язык для правдивого показа натуры. В каждом отдельном листе этого цикла тонкая, светлая, синевато-сизая гамма словно мерцающих красок создает едва уловимую, зыбкую среду, пронизанную светом и воздухом.

Колизей,Рим,1884.


Изящество исполнения, изысканность колорита дают право считать итальянские работы художника лучшими произведениями акварельной живописи второй половины XIX века.

Помпея.Улица,1884.



На личных этапах эволюции творчества В. И. Сурикова в технике акварели — от восьмидесятых годов XIX века до первого десятилетия XX века в произведениях художника проявляется цельность живописного видения мира, большое колористическое мастерство. Подобно тому, как в камерных, изысканных, наполненных поэзией итальянских акварелях, в темпераментно исполненных, мажорных по звучанию работах испанского периода предстает самобытность Сурикова-акварелиста.


Римский карнавал, 1884