80 лет со дня рождения Иосифа Бродского /1940-1996/

И.Бродский.jpg


Слушай, дружина, враги и братие!
Все, что творил я, творил не ради я
славы в эпоху кино и радио,
но ради речи родной, словесности.

/ Иосиф Бродский /



Воротишься на родину. Ну что ж...

Воротишься на родину. Ну что ж.
Гляди вокруг, кому еще ты нужен,
кому теперь в друзья ты попадешь?
Воротишься, купи себе на ужин

какого-нибудь сладкого вина,
смотри в окно и думай понемногу:
во всем твоя одна, твоя вина,
и хорошо. Спасибо. Слава Богу.

Как хорошо, что некого винить,
как хорошо, что ты никем не связан,
как хорошо, что до смерти любить
тебя никто на свете не обязан.

Как хорошо, что никогда во тьму
ничья рука тебя не провожала,
как хорошо на свете одному
идти пешком с шумящего вокзала.

Как хорошо, на родину спеша,
поймать себя в словах неоткровенных
и вдруг понять, как медленно душа
заботится о новых переменах.


Я родился и вырос в балтийских болотах

Я родился и вырос в балтийских болотах, подле
серых цинковых волн, всегда набегавших по две,
и отсюда — все рифмы, отсюда тот блёклый голос,
вьющийся между ними, как мокрый волос;
если вьётся вообще. Облокотясь на локоть,
раковина ушная в них различит не рокот,
но хлопки полотна, ставень, ладоней, чайник,
кипящий на керосинке, максимум — крики чаек.
В этих плоских краях то и хранит от фальши
сердце, что скрыться негде и видно дальше.
Это только для звука пространство всегда помеха:
глаз не посетует на недостаток эха.





Старый Воронеж. Доходные дома В. А. Мачинской: ул.Цюрупы, №32,№34.

Все чуждо в доме новому жильцу.
Поспешный взгляд скользит по всем предметам,
чьи тени так пришельцу не к лицу,
что сами слишком мучаются этим.
Но дом не хочет больше пустовать.
И, как бы за нехваткой той отваги,
замок, не в состояньи узнавать,
один сопротивляется во мраке.
Да, сходства нет меж нынешним и тем,
кто внес сюда шкафы и стол, и думал,
что больше не покинет этих стен;
но должен был уйти, ушел и умер.
Ничем уж их нельзя соединить:
чертой лица, характером, надломом.
Но между ними существует нить,
обычно именуемая домом.

/Иосиф Бродский/


Улица Цюрупы проходит с востока на запад, от берега водохранилища до небольшого сквера при пересечении улиц Сакко и Ванцетти и Степана Разина. Возникла она в первой половине 18 столетия. В середине 1700-х годов улица играла важную роль, соединяя площадь у Петропавловской церкви и Попов рынок.

Два старинных дома расположены по красной линии улицы, с отступом друг от друга. Сооружены как доходные дома по проекту Я.И. Стрельцова: дом № 32 - в 1908-1909 годах, № 34 - в начале 1900-х годов. Здания принадлежали Варваре Алексеевне Мачинской, жене подполковника Петра Матвеевича Мачинского (впоследствии генерала).

Район, в котором расположены «Дома Мачинской», носит название «Акатово». Начало заселения этой части Воронежа относится к 1620 году, когда в полутора верстах от города был основан Алексеевский Акатов монастырь. Регулярная архитектурно-планировочная структура Акатова возникла в последней четверти 18 века.

Оба здания первоначально имели два этажа, третий надстроен предположительно в 1930-е годы. На втором этаже дома №32 был балкончик, к сожалению, он не сохранился. Оба здания - характерные образцы жилой застройки Воронежа начала XX века с однотипным плоскостным кирпичным декором фасадов в духе эклектики.

Трехэтажные, с полуподвалом здания из красного кирпича завершены вальмовой кровлей и обращены продольными фасадами к улице. Небольшие ризалиты с аттиками акцентируют среднюю и боковые части фасадов зданий. Средний ризалит дома № 34 выступает больше, чем № 32. Основу фасадного членения зданий образуют цоколь, горизонтальный руст первого этажа, междуэтажные карнизы и прямые аттики. Оконные проемы - с лучковыми перемычками и полуциркульные в ризалитах забраны в полуналичники на консольках. Стены украшены подоконными фризами с нишками. Входы в здания расположены в центральном ризалите.

В настоящее время в зданиях по ул. Цюрупы, 32, 34 расположены административные и общественные организации.





«Я САМА, КАК ВАЛЬКИРИЯ, БУДУ…» 125 лет с дня рождения Ларисы Рейснер /1895-1926/.




Дон-Кихоту

На перепуганных овец,
На поросят в навозной куче
Все молчаливее и круче
Взирает немощный боец.

И вместо хохота и плутней
Пирующих трактирных слуг
Рокочут в честь его заслуг
Несуществующие лютни.

Течет луна, как свежий мед,
Как золото, блестит солома,
Но все растущая истома
Его души не обоймет.

Неумирающая Роза,
Изгибом пряного стебля,
Какой цветок затмит Тебя,
О Дульцинея из Тобоза.

На ложе каменных дорог
От Кадикса до Сарагоссы
Легки, обветренны и босы
Подошвы августейших ног.

Сжимая скипетр или серп,
Мужичка или королева,
Ты - прародительница Ева,
В эдеме твой старинный герб!

/Лариса Рейснер/


Соратники и друзья называли Ларису Рейснер роковой женщиной, валькирией революции, метеором. Судьба отмерила ей 30 лет жизни, но за этот короткий период Рейснер успела оставить яркий след в истории, литературе и биографиях многих известных людей.

Писатель,поэтесса, революционер, она была хороша всюду: в поэтических салонах Петербурга, в генеральном штабе Военно-Морского флота, на палубе боевого корабля и на лошади в горах Афганистана. Лариса Рейснер спешила жить, любить, творить и умерла в полете, так и не успев состариться.Политика и поэзия сплелись в ее жизни воедино навсегда.

В петербургскую квартиру (Рейснеры с 1907 по 1918 годы обитали в доме герцога H. Лейхтенбергского) приходили в гости именитые революционеры и властители умов. Профессор права был знаком с Августом Бебелем и Карлом Либкнехтом. В доме на Зелениной улице бывал и Владимир Ленин.

Дебют Ларисы Рейснер в литературе состоялся в 1913 году. В альманахе «Шиповник» опубликовали романтическую пьесу 18-летней девушки, названную «Атлантида». В 1915-ом в творческой биографии Рейснер появилась новая страничка: Лариса с отцом издавала журнал «Рудин», в котором «бичом сатиры, карикатуры и памфлета» клеймилось «безобразие русской жизни».

В 8-ми номерах «Рудина», увидевших свет, молодая поэтесса поместила свои стихи и фельетоны, в которых критиковала российскую интеллигенцию. Редактировавшая журнал Лариса Рейснер помимо идейно-политических статей и памфлетов отдавала страницы издания начинающим литераторам, открывая дорогу талантливым юношам и девушкам.Сотрудничали с «Рудиным» участники поэтического кружка Осип Мандельштам и Всеволод Рождественский.

С Николаем Гумилевым они познакомились в сентябре 1916 г. в кафе «Привал комедиантов», где молодая Лариса Рейснер выступала со своими стихами. Роман продлился всего лишь полгода, но сильно повлиял на ее дальнейшую жизнь. По мнению некоторых исследователей, именно разрыв с Гумилевым, который она переживала очень тяжело, стал причиной погружения ее в революционную деятельность.

Что я прочел? Вам скучно, Лери…

Что я прочел? Вам скучно, Лери,
И под столом лежит Сократ,
Томитесь Вы по древней вере?
— Какой отличный маскарад!
Вот я в моей каморке тесной
Над Вашим радуюсь письмом.
Как шапка Фауста прелестна
Над милым девичьим лицом.
Я был у Вас, совсем влюбленный,
Ушел, сжимаясь от тоски,
Ужасней шашки занесенной,
Жест отстраняющей руки.
Но сохранил воспоминанье
О дивных и тревожных днях,
Мое пугливое мечтанье
О Ваших сладостных глазах.
Ужель опять я их увижу,
Замру от боли и любви
И к ним, сияющим, приближу
Татарские глаза мои?!
И вновь начнутся наши встречи,
Блужданья ночью наугад,
И наши озорные речи,
И Острова, и Летний Сад?!
Но, ах, могу ль я быть не хмурым,
Могу ль сомненья подавить?
Ведь меланхолия амуром
Хорошим вряд ли может быть.
И, верно, день застал, серея,
Сократа снова на столе,
Зато «Эмали и камеи»
С «Колчаном» в самой пыльной мгле.
Так вы, похожая на кошку,
Ночному молвили «Прощай» —
И мчит Вас в Психоневроложку,
Гудя и прыгая, трамвай.

/Николай Гумилев. 1916 год./

Но мир литературы оказался слишком мал для самовыражения Рейснер, поэтому она бросилась в пучину революции, став ее преданной поклонницей. Это была стихия, в которой женщина чувствовала себя как рыба в воде.Лариса стала комиссаром Балтфлота. В элегантной черной шинели, смелая и красивая, она с упоением командовала матросами, рисковала жизнью.

В 1917 году Рейснер – секретарь наркома Анатолия Луначарского. Она вошла в комиссию при исполкоме Совета депутатов, отвечающей за сохранность музейных экспонатов и памятников искусства в послереволюционном Петербурге.В начале 1920-х поэтесса сотрудничала с Союзом поэтов, где познакомилась с Александром Блоком. Яркую, неукротимую «валькирию» не обошли вниманием Всеволод Вишневский и Борис Пастернак. Для первого Рейснер стала прообразом женщины-комиссара в пьесе «Оптимистическая трагедия», второй назвал ее именем главную героиню романа «Доктор Живаго».

Осип Мандельштам посвятил Ларисе Рейснер стихотворение «Мадригал».

Мадригал

Нет, не поднять волшебного фрегата:
Вся комната в табачной синеве,—
И пред людьми русалка виновата —
Зеленоглазая, в морской траве!

Она курить, конечно, не умеет,
Горячим пеплом губы обожгла;
И не заметила, что платье тлеет,—
Зеленый шелк, и на полу зола...

Так моряки в прохладе изумрудной
Ни чубуков, ни трубок не нашли;
Ведь и дышать им научиться трудно
Сухим и горьким воздухом земли!

Противоречивая, необузданная женщина, она заплатила ранней смертью за все свои грехи. Глоток сырого молока — и 9 февраля 1926 года Лариса Рейснер умерла в Москве от брюшного тифа. Ей было всего тридцать лет.

Нетрудно предположить, что если бы Лариса Рейснер дожила до репрессий 30-х годов XX века, она вряд ли бы осталась жива.Возможно, ранняя смерть избавила ее от более страшного будущего…

Памяти Рейснер

Лариса, вот когда посожалею,
Что я не смерть и ноль в сравненьи с ней.
Я б разузнал, чем держится без клею
Живая повесть на обрывках дней.

Как я присматривался к матерьялам!
Валились зимы кучей, шли дожди,
Запахивались вьюги одеялом
С грудными городами на груди.

Мелькали пешеходы в непогоду,
Ползли возы за первый поворот,
Года по горло погружались в воду,
Потоки новых запружали брод.

А в перегонном кубе все упрямей
Варилась жизнь, и шла постройка гнезд.
Работы оцепляли фонарями
При свете слова, разума и звезд.

Осмотришься, какой из нас не свалян
Из хлопьев и из недомолвок мглы?
Нас воспитала красота развалин,
Лишь ты превыше всякой похвалы.

Лишь ты, на славу сбитая боями,
Вся сжатым залпом прелести рвалась.
Не ведай жизнь, что значит обаянье,
Ты ей прямой ответ не в бровь, а в глаз.

Ты точно бурей грации дымилась.
Чуть побывав в ее живом огне,
Посредственность впадала вмиг в немилость,
Несовершенство навлекало гнев.

Бреди же в глубь преданья, героиня.
Нет, этот путь не утомит ступни.
Ширяй, как высь, над мыслями моими:
Им хорошо в твоей большой тени.

/Борис Пастернак.1926./


Надежда Мандельштам в своих воспоминаниях главу о Ларисе Рейснер назвала «Женщина русской революции».

"Надо создать тип женщины русской революции, — говорила Лариса Рейснер в тот единственный раз, когда мы были у неё после её возвращения из Афганистана., — французская революция свой тип создала. Надо и нам". Это вовсе не значит, что Лариса собиралась писать роман о женщинах русской революции. Ей хотелось создать прототип, и себя она предназначала для этой роли. Для этого она переходила через фронты, ездила в Афганистан и в Германию. С семнадцатого года она нашла свой путь в жизни — этому помогли традиции семьи: профессор Рейснер еще в Томске сблизился с большевиками, и Лариса оказалась в среде победителей.

Collapse )





8 мая 1945 был подписан акт о безоговорочной капитуляции германии.

Акт первоначально был подписан представителями Верховного командования вермахта, верховного командования Западных союзников и Советского Союза 7 мая в 02:41 по центральноевропейскому времени в Реймсе (Франция). Капитуляция нацистской Германии вступила в силу 8 мая в 23:01 по центральноевропейскому времени (9 мая в 01:01 по московскому времени).


С утра 8 мая начали прибывать в Берлин журналисты, корреспонденты всех крупнейших газет и журналов мира, фоторепортеры, чтобы запечатлеть исторический момент юридического оформления разгрома фашистской Германии, признания ею необратимого крушения всех фашистских планов, всех ее человеконенавистнических целей.

В середине дня на аэродром Темпельгоф прибыли представители Верховного командования союзных войск.

Верховное командование союзных войск представляли маршал авиации Великобритании Артур В. Теддер, командующий стратегическими воздушными силами США генерал Карл Спаатс и главнокомандующий французской армией генерал Ж. Латр де Тассиньи.

На аэродроме их встречали мой заместитель генерал армии В. Д. Соколовский, первый комендант Берлина генерал-полковник Н. Э. Берзарин, член Военного совета армии генерал-лейтенант Ф. Е. Боков и другие представители Красной Армии. С аэродрома союзники прибыли в Карлсхорст, где было решено принять от немецкого командования безоговорочную капитуляцию.

На тот же аэродром из города Фленсбурга прибыли под охраной английских офицеров генерал-фельдмаршал Кейтель, адмирал флота фон Фридебург и генерал-полковник авиации Штумпф, имевшие полномочия от Дёница подписать акт безоговорочной капитуляции Германии.

Collapse )



110 лет назад венчались два гениальных поэта Анна Ахматова и Николай Гумилев.




Будем вместе, милый, вместе,
Знаю все, что мы родные,
А лукавые насмешки,
Как бубенчик отдаленный,
И обидеть нас не могут,
И не могут огорчить.

Где венчались мы — не помним,
Но сверкала эта церковь
Тем неистовым сияньем,
Что лишь ангелы умеют
В белых крыльях приносить.

А теперь пора такая,
Страшный год и страшный город.
Как же можно разлучиться
Мне с тобой, тебе со мной?

/Анна Ахматова/

110 лет назад, 8 мая 1910 года по новому стилю в Николаевской церкви села Никольская Слободка в предместье Киева состоялось венчание студента Петербургского университета Николая Гумилёва с потомственной дворянкой Анной Горенко, более известной под псевдонимом Анна Ахматова.


Они познакомились накануне Нового года в Царском Селе, где оба посещали гимназию. Николаю Гумилёву было 17 лет. Болезненный юноша, да еще и под впечатлением своего любимого Оскара Уайлда подводил глаза и губы, подкручивал волосы и носил цилиндр. А 14-летняя Аня Горенко не имела тогда ничего общего с будущей меланхоличной поэтессой Анной Ахматовой (лишь спустя несколько лет в качестве псевдонима она возьмет фамилию прабабушки). Но, несмотря на свою взбалмошность, которая пугала высшее общество, бледная Анна Горенко, со светлыми глазами и бледной кожей, знающая Бодлера в оригинале, казалась Николаю Гумилёву настоящей лирической героиней.

Collapse )



К 105-летию со дня рождения Евгения Ароновича Долматовского /1915-1994/.




Иносказаний от меня не ждите!..

Иносказаний от меня не ждите!
Я вижу в них лишь разновидность лжи.
Что думаешь о людях и событьях,
С предельной откровенностью скажи.
Я знаю силу выстраданной правды
И мысли обнаженной и прямой,
И мне противны хитрые тирады,
Рожденные иронией самой.
Испытанный и радостью и болью,
Искавший путь не по чужим следам,
Ни плакать, ни смеяться над собою
И сам не буду и другим не дам.

/Евгений Долматовский/



Поэзия Долматовского, с 1939 в качестве военного корреспондента участвовавшего в походе Красной Армии в Западную Белоруссию и Западную Украину и в войне с Финляндией, а с 1941 - в боях с гитлеровцами, во многом питалась фронтовыми впечатлениями. В годы Великой Отечественной войны Евгений Долматовский был военным корреспондентом. Всю войну он провел в действующих частях Красной армии. Находясь на Украине, во время оборонительных боев Евгений Долматовский попал в окружение и взят в плен. Ему удалось бежать из плена. Помогала поэту украинка Христина Вербина, которая обеспечила ему убежище на некоторое время. Из плена Евгений Долматовский вернулся на фронт, в состав действующей армии.Его фронтовой путь – Украина, Сталинград, Курская дуга, Польша, Берлин.

Все эти события из жизни он отразил в своей повести под названием «Зеленая брама». Повесть была написана в 1979–1989 годах. Это документальная легенда об одном из первых сражений Великой Отечественной войны, в которой - одной из первых в отечественной литературе - рассказана история, основанная на личном опыте автора, попавшего в 1941 в окружение и бежавшего из плена на фронт. В повести рассказывается об ужасе первых месяцев войны и о несправедливом отношении государства к пленным и окруженцам.

Евгений Долматовский "Зеленая брама". Читать : https://www.rulit.me/books/zelenaya-brama-read-341422-1.html

Моя любимая

Я уходил тогда в поход
В далекие края.
Рукой взмахнула у ворот
Моя любимая.

Второй стрелковый храбрый взвод
Теперь моя семья
Привет-поклон тебе он шлет,
Моя любимая.

Чтоб все мечты мои сбылись
В походах и боях,
Издалека мне улыбнись,
Моя любимая.

В кармане маленьком моем
Есть карточка твоя.
Так, значит, мы всегда вдвоем,
Моя любимая.

/слова Евгения Долматовского-1941 г, музыка Матвея Блантера-1942 г./



К 80-летию со дня рождения Михаила Ивановича Кононова /25.04.1940 — 16.07.2007./



Более 60 замечательных киноролей Михаила Кононова в фильмах «Андрей Рублёв», «Начальник Чукотки», «В огне брода нет», «Начало», «На войне как на войне», «Большая перемена», «В круге первом»...

Отрывки из автобиографической повести Михаила Кононова «Прости, жизнь, и прощай», которая готовится к печати в издательстве «Вагриус. Артист вспоминает об учителях, коллегах и друзьях, делится размышлениями о жизни и смерти, о России и её судьбе.


РОДИВШИЙСЯ В РУБАШКЕ

Известный английский писатель Уильям Сомерсет Моэм несколько раз в той или иной форме прощался с прошлым. Для меня это повествование – попытка непредвзято разобраться, искренне и честно, в своей собственной душе. Пусть кто-то сочтёт мои мысли своего рода покаянием – или признанием в уважении к мужественным и талантливым людям, с которыми свели меня жизнь и работа в театре, кинематографе, в сельском быту.

Collapse )




Дореволюционный Воронеж на фотографиях 1900 г.

Воронежское время

Корабельный,
колокольный,
тайну времени храня,
этот город своевольный
приворонежил меня.
От платоновского слова
отражаются в реке
переулочки былого
с будущим накоротке.
И шагаю рядом с теми,
для которых я живу,
и воронежское время
понимаю наяву...

/Валентин Нервин/





НИКОЛАЙ И АЛИКС: ПОКА СМЕРТЬ НЕ РАЗЛУЧИТ НАС ...




Ники, Аликс и предсказание Авеля

Сто лет пролежало провидца пророчество.

Шли и не знали, что ждет: одиночество?..
Слава?.. Позор?.. Cчастье?.. Тихая старость?..
Ждали так долго! Немного осталось!
Медлили.
Молча стояли. В ларце
таяло счастье. В роскошном дворце
всё ещё прятался смех за портьерой…
То, что в бумаге, казалось химерой:
из прошлого века хищною стаей
магически цифры, две цифры витают.
Вот круг замыкается: первый… последний…
и каждый в Ипатьевском, рода наследник.
Ступени как годы, считай – не считай.
Судьба – не рулетка, играй – не играй,
а точно в указанный Авелем срок
в обличьи чекиста настигнет злой рок.…

...Рук не разняли ни до и ни после.
Навьюченный, век тащит призрачный ослик:
ни влево, ни вправо, а только вперед,
и слепо за ним - ослепленный народ.

/Зоя Журбенко/



20 апреля 1894 года в Дармштадте 26-летний наследник русского престола, будущий император Николай Второй, обручился с 22-летней принцессой Алисой Гессенской.

Свою будущую жену Николай Александрович впервые увидел в день свадьбы её сестры на балу в Петербурге в 1884 году. Ему было 16 лет, Алисе (Аликс) – 12. Он не обратил на девочку никакого внимания. Она же не сводила с него глаз. Скромный, серьёзный цесаревич сразу понравился застенчивой принцессе.

Через пять лет Аликс Гессенская снова посетила Россию и пробыла в столице несколько недель. Тогда у наследника и созрело решение жениться на этой девушке. Государь Александр III не дал своего согласия на брак. Испытание чувств молодых людей длилось пять лет. Принцесса Аликс, уже настоящая красавица, к которой сватались многие коронованные женихи, отвечала всем решительным отказом. Так же и цесаревич отвечал спокойным, но твёрдым отказом на все предложения матери и отца иначе устроить его счастье.

Весной 1894 г. августейшие родители наследника, видя непоколебимость сына, его терпение и кроткую покорность их воле, дали благословение на брак. 20 апреля 1894 года в Кобурге состоялась помолвка Николая II и 21-летней Александры Феодоровны, урожденной принцессы Виктории Алисы Елены Луизы Беатрисы Гессен-Дармштадтской.

В день помолвки он записал в дневнике: « Чудный, незабвенный день в моей жизни – день моей помолвки с дорогой, ненаглядной Аликс ».
- Боже, какая гора свалилась с плеч; какою радостью удалось обрадовать дорогих Папа и Мама! Я целый день ходил как в дурмане, не вполне сознавая, что собственно со мной приключилось!»

Из писем Александры наследнику Николаю: «Я твоя, а ты мой, будь уверен. Ты заперт в моем сердце, ключик потерян, и тебе придется остаться там навсегда. Мне снилось, что я любима, я пробудилась и обнаружила, что это правда, и я благодарю Бога за это. Истинная любовь - это дар, который Бог дает нам ежедневно, все сильнее, глубже, больше, чище. Любовь захвачена в плен, я связала ей крылья. Больше она не скроется, не улетит от нас. В наших соединившихся сердцах всегда будет петь любовь».

Она стала его невестой, приняла православие, крестилась и получила новое имя – Александра Фёдоровна. После смерти Александра III, 14 ноября 1894 г., состоялась очень скромная церемония бракосочетания. Супруги любили друг друга трепетно и нежно с юных лет и до конца своей жизни.